Главная > Разное > «ХАДЖ ПРОРОКА» шейха аль-Албани. Начало

«ХАДЖ ПРОРОКА» шейха аль-Албани. Начало



 

بسم الله الرحمن الرحيم

 

Во Имя Аллаха Всемилостивого, Милосердного!

 

Джабир, да будет доволен им Аллах, сказал:

 

1- “Поистине, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, находился [в Медине {ан-Наса’и, аш-Шафии, Ибн аль-Джаруд, Ахмад}] девять лет, в течение которых он ни разу не совершил хадж [1].

2- Затем на десятый год людям было объявлено, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, намеревается совершить хадж [в этом году {ан-Наса’и, Ибн аль-Джаруд, Ахмад}].

3- И тогда в Медину прибыло множество людей (в другой версии хадиса сообщается: “(дома) не остался ни один человек, который мог передвигаться, будь то на верховом животном или пешком” {ан-Наса’и}). [Люди торопились, чтобы (успеть) выйти вместе с ним {ан-Наса’и, аш-Шафии}, так как] все они желали сопровождать посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и повторять совершаемые им обряды.

4- [Джабир сказал: “Я слышал, как он…”, – в этом месте один из передатчиков хадиса сказал: “Я полагаю, что он возводил свои слова к пророку, да благословит его Аллах и приветствует”– (в другой версии хадиса сообщается: “Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обратился к нам с проповедью и” {Ибн Маджа})[2] сказал: “Место вхождения в ихрам для жителей Медины – Зу-ль-Хулейфа[3], для прибывающих другим путем (из аш-Шама) – аль-Джухфа[4], для жителей Ирака – Зат Ирк[5], для жителей Неджда – Карн, а для жителей Йемена – Яламлам[6] {Муслим, Абу Нуайм, ан-Наса’и, Ибн Маджа, аш-Шафии, ат-Тайалиси, аль-Байхаки, Ахмад}].

5- [Джабир сказал: “Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, отправился в путь {Абу Дауд, ат-Тирмизи, Ибн Маджа, аль-Байхаки, Ахмад}], [когда до окончания месяца Зу-ль-Ка’да оставалось пять или четыре дня {ан-Наса’и, Ибн аль-Джаруд, аль-Байхаки}][7].

6- [и погнал с собой жертвенных животных {ан-Наса’и}][8].

7- Мы отправились в путь вместе с ним [наряду с женщинами и детьми {Муслим, Абу Нуайм}][9].

8- и достигли Зу-ль-Хулейфы. В это время Асма бинт Умайс родила Мухаммада бин Абу Бакра.

9- Она отправила человека к Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, чтобы узнать, что ей делать.

10- [Тогда] он, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Соверши полное омовение, затем (широким куском материи, наполненной хлопком[10]) перевяжи место кровотечения, после чего облачись в ихрам”.

11-Затем Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, помолился в мечети [, сохраняя полное молчание {ан-Наса’и}][11].

Картинки по запросу узор


[1] Ученые единодушны в том, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, после переселения в Медину совершил всего лишь один хадж, так называемое «прощальное паломничество», которое состоялось в десятом году после хиджры. Расхождение ученых вызвал другой вопрос: когда был предписан хадж? Среди ученых существовало несколько мнений на этот счет, среди которых наиболее близко к истине следующее: хадж был вменен в обязанность в девятом или десятом году после хиджры. Об этом говорили многие ученые из первых поколений мусульман. Ибн аль-Каййим в своей книге “Заад аль-Ма’ад” приводит веские доказательства в пользу этого мнения. Желающие узнать об этом подробнее могут обратиться к данному труду. Один из этих доводов состоит в том, что Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сразу совершил хадж, как только он был вменен в обязанность. Если следовать другому мнению по данному вопросу, то выходит, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, задержался с выполнением предписанного обязательства. Подобное обстоятельство вынудило ученых, разделяющих данное мнение, искать оправдание этой задержки, в которой мы, хвала Аллаху, не нуждаемся.

[2] В цепочке этой версии хадиса имеется слабый передатчик. Но при этом ее усиливают многие хадисы, которые переданы, помимо Джабира, другими сподвижниками, да будет доволен ими Аллах. Среди них – Ибн Умар, который упомянул место произнесения этой проповеди — Мечеть Пророка, о чем передали аль-Бухари, Муслим и другие (мухаддисы). А в версии хадиса, которую привел имам Ахмад, сообщается: “На этом минбаре”. Данный факт со всей очевидностью свидетельствует о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, произнес эту проповедь непосредственно перед отъездом из Медины, дабы обучить людей обрядам хаджа.

[3] Зу-ль-Хулейфа – местечко, расположенное на расстоянии шести миль от Медины согласно определению “Аль-Камуса” («Толкового словаря арабского языка» – прим. редактора). Аль-Хафиз ибн Кясир в своем труде “Аль-Бидая” (5:114) пишет: “… на расстоянии трех миль”, а Ибн аль-Каййим в “Заад аль-Ма’ад” (2:178) – “… на расстоянии одной мили или около того”. Разница в цифрах весьма велика.

[4] Аль-Джухфа – местечко, расположенное на расстоянии около трех переходов (марахиль) от Мекки. Шейх аль-Ислам Ибн Таймиййа в разделе “Манасик аль-Хадж” (2/356) в своем труде “Мажмуа ар-Расаи’ль аль-Кубра” сказал: «Это старинное поселение под названием Мухай’а, которое в настоящее время разрушено. В этой связи, паломники входят в состояние ихрама до него, в месте, которое называется Рабига. Оно является микатом (местом вхождения в состояние ихрама – прим. редактора) для паломников, прибывающих с западного направления, например, для жителей аш-Шама и Египта. Что касается жителей остальных стран Магриба, то если они проезжают через Лучезарную Медину, как в наше время, то им желательно входить в состояние ихрама в микате, предназначенном для жителей Медины, согласно единодушному мнению ученых. Если же они задерживаются со вхождением в состояние ихрама до аль-Джухфы, то по этому вопросу среди ученых имеются разногласия».

Я (т.е. шейх аль-Альбани – прим. редактора) говорю: в соответствии с вышеприведенным хадисом, похоже, что так поступать разрешено.

[5] Зат Ирк – место в Аравийской пустыне, являющееся разделительным пунктом между районами Неджд и Тихама, согласно определению “Аль-Камуса” и “Му’джам аль-Бульдан” («Географического Атласа Стран»). Расстояние от этого пункта до Мекки составляет сорок две мили, о чем сообщается в “Аль-Фатх”.

Необходимо знать о том, что эта часть хадиса Джабира, да будет доволен им Аллах, вызвала у некоторых ученых сомнения относительно достоверности как его текста, так и цепочки передатчиков (иснада). Так дело обстоит потому, что слова: “Я полагаю, что он …”, а в версии, которую привел имам Муслим: “Я думаю…”, — не возведены к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует. Из-за этого некоторые ученые предположили, что здесь подразумевается сомнение и нерешительность передатчика данного хадиса. А что касается текста хадиса, то они поставили под сомнение его достоверность потому, что Ирак в то время еще не был открыт мусульманскими войсками.

На первое замечание можно ответить с двух сторон:

а) Существует, как мы уже ранее упомянули, версия хадиса, которую привел Ибн Маджа. В ней передатчик решительно возводит данный хадис к пророку, да благословит его Аллах и приветствует: “Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обратился к нам…”. Несмотря на то, что, как говорилось ранее, данная версия хадиса является слабой ввиду наличия в ней слабого передатчика, у нас имеется другая версия хадиса, приведенная имамом Ахмадом, в который также передается, что речь принадлежит непосредственно пророку, да благословит его Аллах и приветствует. И хотя в цепочке передатчиков данной версии присутствует Ибн Лахи’а, который обладал плохой памятью, среди передавших от него этот хадис был Абдуллах бин Вахб (у имама аль-Байхаки 5/27). Подобная связка передатчиков: “Абдуллах бин Вахб от Ибн Лахи’а” также как и “Абдуллах бин аль-Мубарак и Абдуллах бин Язид аль-Мукарри от Ибн Лахи’а”, — среди ведущих ученых-исследователей считается достоверной. В частности, Ибн аль-Каййим в “И’лям аль-Мувакки’ин” (3/13-14) подробно исследовал этот вопрос. Желающим ознакомиться с его исследованием следует обратиться к данному труду.

б) Допустим, что нам не удалось развеять сомнения. В таком случае, следует отметить, что хадис Джабира укрепляет множество других хадисов, переданных целой группой сподвижников, на что указал аль-Хафиз Ибн Хаджар в своем труде“Ат-Талхис”, приведя эти свидетельства. Также их привели такие ученые, как аз-Зайла’и в “Насб ар-Райа” (2/12-15) и Ибн Кясир в “Аль-Джаухар Ан-Накий” (5/28). В данном примечании невозможно упомянуть все эти укрепляющие хадисы, поэтому желающие могут сами обратиться к некоторым из вышеперечисленных источников. Со своей стороны, мы считаем целесообразным привести здесь один укрепляющий хадис, который не был упомянут этими учеными. Его передали ат-Тахави (1/360) и Абу Ну’айм в “Аль-Хилья” (4/94) через достоверный иснад от Ибн Умара, который после упоминания вышеприведенного хадиса о микатах сказал: “Наши сподвижники сообщили мне о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, определил для жителей Ирака в качестве миката место, которое называется Зат Ирк”. Абу Ну’айм сказал: “Этот хадис достоверный, истинный”.

Я (т.е. шейх аль-Альбани – прим. редактора) говорю: это является ответом для тех, кто назвал вышеупомянутый хадис (Джабира) абсолютно слабым, а также для тех, кто отнес его к категории приемлемых, принимая во внимание совокупность всех его версий, а не рассматривая собственно сам хадис. Достоверности данного хадиса никоим образом не противоречит сообщение Умара бин аль-Хаттаба, которое приводится в “Сахихе” аль-Бухари, где сообщается, что он, да будет доволен им Аллах, определил Зат Ирк для жителей Ирака. Вполне возможно, что это было одним из установлений Умара, которые совпали с положениями Шариата.

Что же касается нареканий относительно текста хадиса, заключающихся в том, что на тогда Ирак еще не был открыт (мусульманскими войсками), то ответить на это можно следующим образом. Данный хадис посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, явился особым источником знания для мусульманской уммы вплоть до Судного Дня, и поэтому взгляд на Ирак, равно как и на аш-Шам, который, как известно, также в то время не принадлежал мусульманам, должен быть шире, а не ограничиваться только одним периодом времени. Именно поэтому крупный знаток хадисов Ибн Абд аль-Барр пишет: «Тот, кто сказал об этом, глубоко ошибается, поскольку именно посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, определил Зат Ирк в качестве миката для жителей Ирака, также, как и Аль-Джухфу – для жителей аш-Шама, который также в то время был землей неверия (дар аль-куфр). Таким образом, им были определены микаты для жителей всех сторон света, потому что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, знал, что Аллах откроет аш-Шам, Ирак и другие земли для мусульман. А, как известно, аш-Шам и Ирак были открыты мусульманами позже, в период правления халифа Умара. Разъясняя данный вопрос, можно привести и другой пример: пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Ирак будет лишен денег и своего продовольствия”. Комментируя данный хадис, ученые сказали, что Ирак будет лишен этого в будущем».

Этот хадис приводится в «Сахихе» Муслима (8/175). Схожий хадис привел ат-Туркмани в «Аль-Джавахир» (5/28-29), в котором вместо слов «своего продовольствия» он передал «своих денег».

[6] Яламлам – местечко, расположенное от Мекки на расстоянии двух переходов, что равно тридцати милям.

[7] Это произошло после того, как пророк, да благословит его Аллах и приветствует, расчесал свои волосы, умастился благовониями и облачился в одеяния ихрама – «изар» (кусок материи, которую паломник оборачивает вокруг пояса – прим. редактора) и «рида» (кусок материи, которую паломник набрасывает на плечи – прим. редактора). То же самое сделали и его сподвижники. В отношении одеяния ихрама – изара и риды – посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не запретил ничего, за исключением того, что было окрашено шафраном. Об этом сказал Ибн Аббас, о чем сообщил аль-Бухари. Под словами «окрашено шафраном» подразумевается окрашивание в желтый цвет, наподобие шафрана.

Данный хадис Ибн Аббаса свидетельствует о допустимости облачения в одеяния ихрама до прибытия в микат в отличие от многих людей, которые считают наоборот. По другому дело обстоит с намерением войти в состояние ихрама, которое, по нашему мнению, совершается только в микате либо чуть ранее, если паломник летит в самолете и боится, что он пересечет микат до того, как вознамерится войти в состояние ихрама.

Также следует знать, что согласно Шариату недопустимо произносить намерение (например, «О Аллах, я намереваюсь…» и т.п. – прим. редактора) ни перед вхождением в ихрам, ни перед омовением, ни перед намазом, ни перед постом и ни перед любым другим видом поклонения, поскольку намерение утверждается только в сердце. Что же касается произнесения намерения, то это является религиозным нововведением, а “всякое религиозное нововведение (бид’а) представляет собой заблуждение, а каждое заблуждение (найдёт своё завершение) в Огне”. То, что действительно достоверно передано от него, да благословит его Аллах и приветствует, перед вхождением в состояние ихрама, так это слова: “Ляббайка Аллахумма умратан ва хаджан” (“Вот я перед Тобой, о Аллах, (совершая) умру и хадж”). Он, да благословит его Аллах и приветствует, остановился на этих словах, не добавив больше к ним ничего, что подтвердил шейх аль-Ислам Ибн Таймиййа в своей статье “Ан-Нийя” (стр. 244-245 из «Мажмуа ар-Раса’иль аль-Кубра», часть 1). В другой своей работе “Аль-Манасик” (2/359) этот ученый говорит обратное тому, о чем мы упомянули выше, поэтому не следует обращать на это внимание, поскольку любой человек должен узнавать истину на основе доказательств, а не простых слов, тем более когда ученый имеет два мнения по одному и тому же вопросу.

[8] То есть из Зуль-Хулейфы, о чем передается в хадисе от Ибн Умара, который приводится в обоих «Сахихах». В комментарии к этому хадису Ибн Хаджар сказал: “В нем содержится побуждение к тому, чтобы гнать жертвенных животных из микатов или же вообще из отдаленных районов. Это относится к той части Сунны, которой пренебрегают многие люди”. Это высказывание относится лишь к умозаключениям Ибн Хаджара, так как описанные действия посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не обрели какой-либо определенно установленной формы. Наоборот, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сожалеет об этом, о чем свидетельствуют следующие его слова: “Если бы я знал раньше то, что знаю сейчас, то не гнал бы с собой жертвенных животных, поэтому выходите из состояния ихрама”. См. пункт № 42.

Это высказывание посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, указывает на две важные вещи:

Первое: Выполнение хаджа ат-таматту’, т.е. совершение умры, затем полный выход из состояния ихрама, а затем повторное вхождение в состояние ихрама для совершения хаджа лучше, чем гнать с собой жертвенное животное с целью совершения хаджа аль-кыран. Об этом свидетельствует сожаление посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, которое он выразил в связи с тем, что сам так не поступил. А это чувство сожаления могло исходить только по одной причине: упущения того, в чем содержится большее благо. Поэтому лучше совершать хадж ат-таматту’, чем гнать с собой жертвенное животное.

Второе: каждый, кто совершал хадж аль-кыран или аль-ифрад и при этом не гнал с собой жертвенное животное, должен был прервать свой хадж в пользу умры, а затем в день ат-тарвия (8-ое число месяца Зу-ль-Хиджа – прим. редактора) заново войти в состояние ихрама и произнести слова тальбии c целью совершить хадж, подчиняясь велению посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, о чем речь пойдет далее. Более того, достоверно известно, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, разгневался на тех, кто не спешил откликнуться на его приказ выйти из состояния ихрама. Кроме того, это подтверждается следующими словами посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: “Умра вошла в хадж вплоть до Дня Воскресения”. Данное высказывание пророка, да благословит его Аллах и приветствует, свидетельствует о том, что умра стала неотъемлемой частью хаджа. Оно также означает, что всякий паломник, кто не выполняет этот приказ, должен соединить умру со своим хаджем, либо не выходя из состояния ихрама, если он пригнал с собой жертвенное животное, либо выйдя из состояния ихрама, если он не пригнал с собой жертвенное животное. Об этом сказал Ибн Хазм, опираясь на Ибн Аббаса, Муджахида, ‘Ата, Исхака бин Рахаваййа и других ученых. Ибн аль-Каййим блестяще поддержал это мнение в «Заад аль-Ма’ад». Поэтому тому, кто желает больше узнать о рассуждениях на данную тему, следует обратиться к вышеупомянутому труду.

[9] Что касается дополнения, приведенного Ибн Маджой и другими (мухаддисами) от Джабира: “…мы произнесли слова тальбии за женщин и бросили камешки за детей”, то его иснад недостоверен. Схожий хадис передал ат-Тирмизи: “Мы произносили слова тальбии за женщин и бросали камешки за детей”. Приведя данный хадис, он сказал: “Этот хадис является одиноким (гариб), и мы его знаем только в этой формулировке”.

Я (т.е. шейх аль-Альбани — прим. редактора) говорю: данный хадис имеет два недостатка.

Первый: форма передачи ‘ан’ана Абу аз-Зубайра. (‘ан’ана – передавать что-либо со слов нескольких лиц, каждый из которых передал данное сообщение со слов предыдущего, то есть говорить «со слов, со слов» – прим. редактора).

Второй: один из передатчиков данного хадиса – Аш’ас бин Сивар – является слабым.

Поэтому не стоит обманываться тем, что некоторые правоведы прошлого и настоящего, такие как Ибн Кудама и другие ничего не сказали о достоверности этого хадиса. Однако в “Аль-Мугни” (3/254) содержатся следующие слова Ибн Кудамы: “Ибн аль-Мунзир сказал: “Каждый из ученых, у которого я обучался хадисам, считал допустимым бросание камешков за детей, которые не могут выполнить этот обряд. Подобным образом поступал Ибн Умар. О том же самом говорили ‘Ата, аз-Зухри, Малик, аш-Шафи’и и Исхак”.

Если данный вопрос больше не вызывает разногласий, то этого вполне достаточно. Если же нет, то степень достоверности хадиса читателю уже известна. Что касается произнесения тальбии за женщин, то далее ат-Тирмизи сказал: “По поводу того, что за женщину тальбию не произносит никакой другой человек, ученые единодушны. Женщина произносит тальбию сама за себя. При этом ей нежелательно повышать голос при произнесении тальбии”.

[10] Ибн аль-Асир в «Ан-Нихаййа».

[11] То есть пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не произнес тальбию после намаза. Он ее произнес только после того, как сел на свою верблюдицу, о чем сообщается в следующем пункте.

Задать вопрос / Добавить комментарий

Комментарии (последние раньше)
  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.