Главная > Сборники хадисов > «Сады праведных» имама ан-Навави. Глава — 2: О покаянии /тауба/. Хадисы №№ 13-24

«Сады праведных» имама ан-Навави. Глава — 2: О покаянии /тауба/. Хадисы №№ 13-24

10 ноября 2015



2- باب التوبة

ГЛАВА — 2

О ПОКАЯНИИ /ТАУБА/

قَالَ العلماءُ : التَّوْبَةُ وَاجبَةٌ مِنْ كُلِّ ذَنْب ، فإنْ كَانتِ المَعْصِيَةُ بَيْنَ العَبْدِ وبَيْنَ اللهِ تَعَالَى لاَ تَتَعلَّقُ بحقّ آدَمِيٍّ فَلَهَا ثَلاثَةُ شُرُوط :
أحَدُها : أنْ يُقلِعَ عَنِ المَعصِيَةِ .
والثَّانِي : أَنْ يَنْدَمَ عَلَى فِعْلِهَا .
والثَّالثُ : أنْ يَعْزِمَ أَنْ لا يعُودَ إِلَيْهَا أَبَداً . فَإِنْ فُقِدَ أَحَدُ الثَّلاثَةِ لَمْ تَصِحَّ تَوبَتُهُ.
وإنْ كَانَتِ المَعْصِيةُ تَتَعَلقُ بآدَمِيٍّ فَشُرُوطُهَا أرْبَعَةٌ : هذِهِ الثَّلاثَةُ ، وأنْ يَبْرَأ مِنْ حَقّ صَاحِبِها ، فَإِنْ كَانَتْ مالاً أَوْ نَحْوَهُ رَدَّهُ إِلَيْه ، وإنْ كَانَت حَدَّ قَذْفٍ ونَحْوَهُ مَكَّنَهُ مِنْهُ أَوْ طَلَبَ عَفْوَهُ ، وإنْ كَانْت غِيبَةً استَحَلَّهُ مِنْهَا . ويجِبُ أنْ يَتُوبَ مِنْ جميعِ الذُّنُوبِ ، فَإِنْ تَابَ مِنْ بَعْضِها صَحَّتْ تَوْبَتُهُ عِنْدَ أهْلِ الحَقِّ مِنْ ذلِكَ الذَّنْبِ وبَقِيَ عَلَيهِ البَاقي . وَقَدْ تَظَاهَرَتْ دَلائِلُ الكتَابِ والسُّنَّةِ ، وإجْمَاعِ الأُمَّةِ عَلَى وُجوبِ التَّوبةِ .

Улемы говорили:

— Следует приносить покаяние за каждый совершённый грех. При этом если прегрешение касается только (совершившего его) раба и Аллаха Всевышнего, а никого из людей это никак не затрагивает, то покаяние должно удовлетворять трём условиям:

Во-первых, человеку следует отказаться от совершения такого греха;

во-вторых, — раскаяться[1] в том, что он совершил это;

в-третьих, — принять твёрдое решение никогда не совершать подобного впредь.

Если же хоть одно из вышеупомянутых условий соблюдено не будет, то покаяние не может считаться правильным (в полной мере).

В том случае когда грех, совершённый человеком, так или иначе затрагивает другого человека, покаяние должно удовлетворять уже четырём условиям, а именно — трём вышеупомянутым (и ещё одному, суть которого состоит в том), чтобы загладить свою вину перед тем, кто пострадал от его прегрешения. Так, если речь идёт о (присвоенных или украденных) деньгах или иных материальных ценностях, то их следует вернуть[2] владельцу, если дело касается клеветы или любом ином грехе, который, в соответствии с установлениями Корана, подлежит обязательному наказанию /хадд/, то виновному следует добровольно дать подвергнуть себя этому наказанию или испросить прощения у потерпевшего, а если это связано с возведением хулы[3], то виновному следует испросить разрешения у потерпевшего.[4] Покаяние следует приносить за все грехи без исключения, если же человек покается только за часть их, то покаяние его, по мнению придерживающихся сунны, может считаться правильным, но он должен будет принести покаяние и за всё остальное, ибо на обязательность покаяния указывают и Коран, и сунна и единодушное мнение улемов.

قَالَ الله تَعَالَى : { وَتُوبُوا إِلَى اللَّهِ جَمِيعاً أَيُّهَ الْمُؤْمِنُونَ لَعَلَّكُمْ تُفْلِحُونَ } [ النور : 31 ] ،

Аллах Всевышний сказал:

«И обратитесь с покаянием к Аллаху все, о верующие, чтобы вы преуспели!»  (“Свет”, 31)

 

 

وَقالَ تَعَالَى : { اسْتَغْفِرُوا رَبَّكُمْ ثُمَّ تُوبُوا إِلَيْهِ } [ هود : 3 ] ،

 

Всевышний также сказал:

« …чтобы вы просили прощения у вашего Господа, а потом приносили Ему покаяние…». (“Худ”, 3)

 

 

وَقالَ تَعَالَى: { يَا أَيُّهَا الَّذِينَ آمَنُوا تُوبُوا إِلَى اللَّهِ تَوْبَةً نَصُوحا } [ التحريم : 8 ].

 

Всевышний также сказал:

«О те, кто уверовал! Обращайтесь к Аллаху с искренним покаянием…». (“Запрещение”, 8)

 

13 — وعن أبي هريرةَ — رضي الله عنه — ، قَالَ : سمعْتُ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — ، يقول :

(( والله إنِّي لأَسْتَغْفِرُ الله وأَتُوبُ إِلَيْه في اليَوْمِ أَكْثَرَ مِنْ سَبْعِينَ مَرَّةً ))

رواه البخاري .

13 — Сообщается, что Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, сказал:

«Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Клянусь Аллахом, поистине, я прошу Аллаха о прощении и приношу Ему покаяние более семидесяти раз в день”».[5] Этот хадис передал аль-Бухари 6307. sahih-1


[1] Иначе говоря, выразить своё сожаление по этому поводу.

[2] В случае невозможности вернуть присвоенное как таковое необходимо полностью компенсировать пострадавшему его убытки.

[3] Имеются в виду такие высказывания о другом человеке в его отсутствие, слушать которые ему было бы неприятно.

[4] То есть: сообщить ему лично о том, что он говорит за его спиной, и испросить его разрешения на то, чтобы отзываться о нём подобным образом.

[5] Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, приносил покаяние не за грехи, от совершения которых он был защищён Аллахом. Причина была в том, что он считал своё поклонение Аллаху недостаточным и несовершенным.

14 — وعن الأَغَرِّ بنِ يسار المزنِيِّ — رضي الله عنه — ، قَالَ : قَالَ رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — :

(( يَا أَيُّهَا النَّاسُ ، تُوبُوا إِلى اللهِ واسْتَغْفِرُوهُ ، فإنِّي أتُوبُ في اليَومِ مئةَ مَرَّةٍ )) رواه مسلم .

14 — Сообщается, что аль-Агарр бин Йасар аль-Музани, да будет доволен им Аллах, сказал:

«Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “О люди, приносите покаяние Аллаху и просите Его о прощении, я же, поистине, приношу покаяние по сто раз в день”». Этот хадис передал Муслим 2702. sahih-1

 

 

15 — وعن أبي حمزةَ أنسِ بنِ مالكٍ الأنصاريِّ- خادِمِ رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — — — رضي الله عنه — ، قَالَ : قَالَ رَسُولُ الله — صلى الله عليه وسلم — :

(( للهُ أفْرَحُ بِتَوْبَةِ عَبْدِهِ مِنْ أَحَدِكُمْ سَقَطَ عَلَى بَعِيرهِ وقد أضلَّهُ في أرضٍ فَلاةٍ )) مُتَّفَقٌ عليه .

15 — Сообщается, что слуга посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Абу Хамза Анас бин Малик аль-Ансари, да будет доволен им Аллах, сказал:

«Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Поистине, Аллах радуется покаянию Своего раба больше, чем любой из вас, когда неожиданно находит своего верблюда, потерянного им в пустыне”». Этот хадис передали аль-Бухари 6309 и Муслим 2747. sahih-1

وفي رواية لمُسْلمٍ : (( للهُ أَشَدُّ فَرَحاً بِتَوبَةِ عَبْدِهِ حِينَ يتوبُ إِلَيْهِ مِنْ أَحَدِكُمْ كَانَ عَلَى رَاحِلَتهِ بأرضٍ فَلاةٍ ، فَانْفَلَتَتْ مِنْهُ وَعَلَيْهَا طَعَامُهُ وَشَرَابهُ فأَيِسَ مِنْهَا ، فَأَتى شَجَرَةً فاضطَجَعَ في ظِلِّهَا وقد أيِسَ مِنْ رَاحلَتهِ ، فَبَينَما هُوَ كَذَلِكَ إِذْ هُوَ بِها قائِمَةً عِندَهُ ، فَأَخَذَ بِخِطامِهَا ، ثُمَّ قَالَ مِنْ شِدَّةِ الفَرَحِ : اللَّهُمَّ أنْتَ عَبدِي وأنا رَبُّكَ ! أَخْطَأَ مِنْ شِدَّةِ الفَرَحِ ))

В версии Муслима (сообщается, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал):

«Поистине, Аллах радуется покаянию Своего раба, который обращается к Нему с покаянием, больше, чем тот из вас, кто (ехал) по пустыне на своей верблюдице, вырвавшейся (и убежавшей) от него (со всеми) его съестными припасами и водой, отчаялся (найти) её, пришёл к какому-то дереву и улёгся в его тени, уже не надеясь (увидеть свою верблюдицу). И когда он находился в подобном положении, вдруг оказалось, что она стоит рядом с ним, и тогда он взял её за повод и сказал: “О Аллах, Ты — раб мой, а я — Твой Господь!”, — допустив ошибку из-за (охватившего его) сильного ликования».

16 — وعن أبي موسَى عبدِ اللهِ بنِ قَيسٍ الأشْعريِّ — رضي الله عنه — ، عن النَّبيّ — صلى الله عليه وسلم — ،قَالَ :

(( إنَّ الله تَعَالَى يَبْسُطُ يَدَهُ بالليلِ لِيَتُوبَ مُسِيءُ النَّهَارِ ، ويَبْسُطُ يَدَهُ بالنَّهَارِ لِيَتُوبَ مُسِيءُ اللَّيلِ ، حَتَّى تَطْلُعَ الشَّمْسُ مِنْ مَغْرِبِها )) رواه مسلم .

16 — Сообщается, что Абу Муса Абдуллах бин Кайс аль-Аш`ари, передал, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

«Поистине, Аллах Всевышний будет протягивать руку Свою[1] ночью, чтобы покаялся совершивший что-нибудь дурное днём, и будет Он протягивать руку Свою днём, чтобы покаялся совершивший что-нибудь дурное ночью,[2] до тех пор, пока солнце не взойдёт оттуда, где оно заходит».[3]  Этот хадис передали Ахмад 4/395, 404, Муслим 2759 и ан-Насаи в «Сунан аль-Кубра» 11180. См. «Сахих аль-джами’ ас-сагъир» 1870, «Мухтасар Муслим» 1921. sahih-1


[1] В этом хадисе говорится об одном из атрибутов Аллаха Всевышнего. Как и в прочих подобных случаях, словам пророка, да благословит его Аллах и приветствует, следует верить, отдавая себе отчет в том, что атрибуты Аллаха не имеют ничего общего с атрибутами или же свойствами людей. Шейх аль-Албани.

[2] Это значит, что Аллах постоянно готов принимать покаяние согрешившего.

[3] То  есть: с запада. Иначе говоря, Аллах  будет принимать покаяние Своих рабов вплоть до самого Дня воскресения.

17 — وعن أبي هُريرةَ — رضي الله عنه — ، قَالَ : قَالَ رَسُولُ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — :

(( مَنْ تَابَ قَبْلَ أَنْ تَطْلُعَ الشَّمْسُ مِنْ مَغْرِبِهَا تَابَ اللهُ عَلَيهِ )) رواه مسلم .

17 — Сообщается, что Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, сказал:

«Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Аллах примет покаяние того, кто покается прежде, чем солнце взойдёт оттуда, где оно заходит”». Этот хадис передал Муслим 2703. sahih-1

 

 

18 — وعن أبي عبد الرحمان عبد الله بنِ عمَرَ بنِ الخطابِ رضيَ اللهُ عنهما ، عن النَّبي — صلى الله عليه وسلم -، قَالَ :

(( إِنَّ الله — عز وجل — يَقْبَلُ تَوبَةَ العَبْدِ مَا لَمْ يُغَرْغِرْ )) رواه الترمذي، وَقالَ : (( حديث حسن )) .

18 — Передают со слов Абу ‘Абд ар-Рахмана ‘Абдуллаха бин ‘Умара бин аль-Хаттаба, да будет доволен Аллах ими обоими, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

«Поистине, Аллах Всемогущий и Великий принимает покаяние раба до тех пор, пока он не начинает издавать предсмертные хрипы». Этот хадис передали Ахмад 2/132, 153, ат-Тирмизи 3537, Ибн Маджах 4253, Ибн Хиббан 628, аль-Хаким 4/257 и аль-Байхакъи в «Шу’аб аль-Иман» 7063. sahih-1

Ат-Тирмизи сказал: «Хороший хадис».[1]

Аль-Хаким назвал хадис достоверным и с ним согласился аз-Захаби. Шейх аль-Албани назвал хадис хорошим. См. «Сахих аль-джами’ ас-сагъир» 1903, «Тахридж Мишкатуль-масабих» 2282, «Сахих ат-таргъиб ва-т-тархиб» 3143.


[1] В самом общем виде по степени своей авторитетности все хадисы подразделялись на достоверные (“сахих”), хорошие (“хасан”) и слабые (“да’иф”).

19 — وعن زِرِّ بن حُبَيْشٍ ، قَالَ :

أَتَيْتُ صَفْوَانَ بْنَ عَسَّالٍ — رضي الله عنه — أسْألُهُ عَن الْمَسْحِ عَلَى الخُفَّيْنِ ، فَقالَ : ما جاءَ بكَ يَا زِرُّ ؟ فقُلْتُ : ابتِغَاء العِلْمِ ، فقالَ : إنَّ المَلائكَةَ تَضَعُ أجْنِحَتَهَا لطَالبِ العِلْمِ رِضىً بِمَا يطْلُبُ . فقلتُ : إنَّهُ قَدْ حَكَّ في صَدْري المَسْحُ عَلَى الخُفَّينِ بَعْدَ الغَائِطِ والبَولِ ، وكُنْتَ امْرَءاً مِنْ أَصْحَابِ النَّبيِّ — صلى الله عليه وسلم — فَجئتُ أَسْأَلُكَ هَلْ سَمِعْتَهُ يَذكُرُ في ذلِكَ شَيئاً ؟ قَالَ : نَعَمْ ، كَانَ يَأْمُرُنا إِذَا كُنَّا سَفراً — أَوْ مُسَافِرينَ — أنْ لا نَنْزعَ خِفَافَنَا ثَلاثَةَ أَيَّامٍ وَلَيالِيهنَّ إلاَّ مِنْ جَنَابَةٍ ، لكنْ مِنْ غَائطٍ وَبَولٍ ونَوْمٍ . فقُلْتُ : هَلْ سَمِعْتَهُ يَذْكرُ في الهَوَى شَيئاً ؟ قَالَ : نَعَمْ ، كُنّا مَعَ رسولِ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — في سَفَرٍ ، فبَيْنَا نَحْنُ عِندَهُ إِذْ نَادَاه أَعرابيٌّ بصَوْتٍ لَهُ جَهْوَرِيٍّ : يَا مُحَمَّدُ ، فأجابهُ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — نَحْواً مِنْ صَوْتِه : (( هَاؤُمْ )) فقُلْتُ لَهُ :وَيْحَكَ  ! اغْضُضْ مِنْ صَوتِكَ فَإِنَّكَ عِنْدَ النَّبي — صلى الله عليه وسلم — ، وَقَدْ نُهِيتَ عَنْ هذَا ! فقالَ : والله لاَ أغْضُضُ . قَالَ الأعرَابيُّ : المَرْءُ يُحبُّ القَوْمَ وَلَمَّا يلْحَقْ بِهِمْ ؟ قَالَ النَّبيُّ — صلى الله عليه وسلم — : (( المَرْءُ مَعَ مَنْ أَحَبَّ يَومَ القِيَامَةِ )) . فَمَا زَالَ يُحَدِّثُنَا حَتَّى ذَكَرَ بَاباً مِنَ المَغْرِبِ مَسيرَةُ عَرْضِهِ أَوْ يَسِيرُ الرَّاكبُ في عَرْضِهِ أرْبَعينَ أَوْ سَبعينَ عاماً – قَالَ سُفْيانُ أَحدُ الرُّواةِ : قِبَلَ الشَّامِ – خَلَقَهُ الله تَعَالَى يَوْمَ خَلَقَ السَّمَاواتِ والأَرْضَ مَفْتوحاً للتَّوْبَةِ لا يُغْلَقُ حَتَّى تَطْلُعَ الشَّمْسُ مِنْهُ. رواه الترمذي وغيره، وَقالَ: ((حديث حسن صحيح)).

19 — Сообщается, что Зирр бин Хубайш сказал:

— (Однажды) я пришёл к Сафвану бин Ассалю, да будет доволен им Аллах, чтобы задать ему вопрос о протирании обуви.[1] Он спросил: «Что привело тебя, о Зирр?» Я ответил: «Стремление к знанию» Он сказал: «Поистине, ангелы касаются своими крыльями ищущего знания в знак своего удовлетворения тем, что он ищет!» После этого я сказал: «Мне не даёт покоя вопрос о протирании обуви после удовлетворения большой и малой нужды, а ты был одним из сподвижников пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и поэтому я пришёл спросить тебя, не слышал ли от него что-нибудь об этом?» Он сказал: «Да. Если мы находились в пути, он говорил нам, что в течение трёх суток нам следует снимать кожаные носки только в случае большого осквернения[2] и не следует делать этого после удовлетворения естественных потребностей или сна». Затем я спросил: «А не слышал ли, чтобы он говорил что-нибудь о любви?» Он сказал: «Да. (Однажды,) когда мы вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, находились в пути, какой-то бедуин вдруг громко обратился к нему: “О Мухаммад!” Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, также громко ответил ему: “Я здесь!” Я сказал ему[3]: “Да помилует тебя Аллах, говори потише, ведь ты стоишь перед пророком, да благословит его Аллах и приветствует, и тебе запрещается поступать так!” Однако он сказал: “Клянусь Аллахом, я не буду говорить тише!”, — а потом этот бедуин (обратился к пророку с такими словами): “Человек любит этих людей, но он ещё не присоединился к ним[4]”. (На это) пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “В День воскресения этот человек будет с теми, кого он любил”».

(Зирр бин Хубайш сказал):

«И он продолжал рассказывать нам[5] до тех пор, пока не упомянул о вратах на западе шириной в (или: … столь широких, что всаднику пришлось бы преодолевать это расстояние…) сорок (или: … семьдесят…) лет пути».

Суфйан, один из передатчиков этого хадиса, сказал:

«(Эти врата находятся) в направлении Шама[6]. Аллах Всевышний создал их открытыми для покаяния в тот же день, когда создал Он небеса и землю, и они не закроются до тех пор, пока не взойдёт оттуда солнце». Этот хадис передали аш-Шафии 1/33, Ахмад 4/239, 240, ат-Тирмизи 96, 3535, ан-Насаи 1/83 и 98, Ибн Маджах 226, 478, Ибн Хузайма, Ибн Хиббан 1319-1321, ат-Табарани в «Му’джам аль-Аусат» 1/10 и в «Му’джам ас-Сагъир» стр. 50, ад-Даракъутни 72, ат-Тахави 1/94, аль-Байхакъи 1/114, 118, 276, 282, 289. sahih-1

Ат-Тирмизи сказал: «Хороший достоверный хадис».[7]

Шейх аль-Албани назвал хадис хорошим. См. «Сахих ат-Тирмизи» 3535, «Ирвауль-гъалиль» 104, «Сахих ат-таргъиб ва-т-тархиб» 85.


[1] Здесь речь идёт о протирании при совершении частичного омовения /вудуъ/ перед молитвой некоего подобия кожаных или сделанных из какого-нибудь другого материала носков /хуфф/, края которых доходили до щиколоток.

[2] Молитву можно совершать только в состоянии ритуальной чистоты, утрата которой в результате определённых действий именуется осквернением. Различается  большое /джанаба/ и малое /хадас/ осквернение, что требует, соответственно, полного /гусль/ или частичного  /вуду/ омовения. Полное омовение следует совершать после полового сношения, завершения месячных и в целом ряде иных случаев, которые подробно разбираются в соответствующем разделе мусульманского права (фикха).

[3] То есть: бедуину.

[4] Бедуин говорит о самом себе, имея в виду, что он любит пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижников, но ещё не совершает тех же религиозных дел, которыми занимаются они.

[5] Имеется в виду, что Сафван передавал Зирру слова пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

[6] Шам — старое название Сирии, Иордании, Палестины и Ливана. Здесь имеется в виду западное направление.

[7] Это выражение означает, что по одним показателям данный хадис является хорошим, а по другим его можно отнести к более высокой категории.

20 — وعن أبي سَعيد سَعْدِ بنِ مالكِ بنِ سِنَانٍ الخدريِّ — رضي الله عنه — : أنّ نَبِيَّ الله — صلى الله عليه وسلم — ، قَالَ :

(( كَانَ فِيمَنْ كَانَ قَبْلَكمْ رَجُلٌ قَتَلَ تِسْعَةً وتِسْعينَ نَفْساً ، فَسَأَلَ عَنْ أعْلَمِ أَهْلِ الأرضِ ، فَدُلَّ عَلَى رَاهِبٍ ، فَأَتَاهُ . فقال : إنَّهُ قَتَلَ تِسعَةً وتِسْعِينَ نَفْساً فَهَلْ لَهُ مِنْ تَوبَةٍ ؟ فقالَ : لا ، فَقَتَلهُ فَكَمَّلَ بهِ مئَةً ، ثُمَّ سَأَلَ عَنْ أَعْلَمِ أَهْلِ الأَرضِ ، فَدُلَّ عَلَى رَجُلٍ عَالِمٍ . فقَالَ : إِنَّهُ قَتَلَ مِئَةَ نَفْسٍ فَهَلْ لَهُ مِنْ تَوْبَةٍ ؟ فقالَ : نَعَمْ ، ومَنْ يَحُولُ بَيْنَهُ وبَيْنَ التَّوْبَةِ ؟ انْطَلِقْ إِلى أرضِ كَذَا وكَذَا فإِنَّ بِهَا أُناساً يَعْبُدُونَ الله تَعَالَى فاعْبُدِ الله مَعَهُمْ ، ولاَ تَرْجِعْ إِلى أَرْضِكَ فَإِنَّهَا أرضُ سُوءٍ ، فانْطَلَقَ حَتَّى إِذَا نَصَفَ الطَّرِيقَ أَتَاهُ الْمَوْتُ ، فاخْتَصَمَتْ فِيهِ مَلائِكَةُ الرَّحْمَةِ ومَلائِكَةُ العَذَابِ . فَقَالتْ مَلائِكَةُ الرَّحْمَةِ : جَاءَ تَائِباً ، مُقْبِلاً بِقَلبِهِ إِلى اللهِ تَعَالَى ، وقالتْ مَلائِكَةُ العَذَابِ : إنَّهُ لمْ يَعْمَلْ خَيراً قَطُّ ، فَأَتَاهُمْ مَلَكٌ في صورَةِ آدَمِيٍّ فَجَعَلُوهُ بَيْنَهُمْ — أيْ حَكَماً — فقالَ : قِيسُوا ما بينَ الأرضَينِ فَإلَى أيّتهما كَانَ أدنَى فَهُوَ لَهُ . فَقَاسُوا فَوَجَدُوهُ أدْنى إِلى الأرْضِ التي أرَادَ ، فَقَبَضَتْهُ مَلائِكَةُ الرَّحمةِ )) مُتَّفَقٌ عليه .

20 — Передают со слов  Абу Са’ида Са’да бин Малика бин Синана аль-Худри, да будет доволен им Аллах, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

«Был среди живших до вас один человек, который погубил девяносто девять душ, а потом стал спрашивать (людей), кто из живущих на земле является самым знающим, и ему указали на одного монаха (из числа сынов Исраиля). И он явился к нему, сказал, что убил девяносто девять человек, и (спросил,) принесёт ли ему (пользу) покаяние? Тот сказал: “Нет”, — и тогда он убил (этого монаха), доведя (количество погубленных им душ) до сотни. Потом он снова стал спрашивать (людей) о том, кто из живущих на земле является самым знающим, и ему указали на одного знающего человека. (Встретившись с ним,) он сказал, что убил сто человек, и (спросил,) принесёт ли ему покаяние (пользу)? Тот сказал: “Да! Кто же мешает кающемуся принести покаяние? Отправляйся в такую-то землю, где живут люди, поклоняющиеся Аллаху Всевышнему, поклоняйся Аллаху вместе с ними и не возвращайся на свою землю, ибо на этой земле (творится) зло!” И он отправился (туда)[1], но на середине пути его настигла смерть, и из-за него начали спорить между собой ангелы милости и ангелы мук. Ангелы милости сказали: “Он шёл с покаянием, обратившись сердцем своим к Аллаху Всевышнему!” Что же касается ангелов мук, то они сказали: “Поистине, он никогда не совершал ничего благого!” И тогда к ним явился ангел в образе человека, которого они избрали судьёй в своём споре. Он сказал: “Измерьте расстояние до двух этих земель, и к какой из них он окажется ближе, той и будет принадлежать. Измерив, они обнаружили, что он ближе к той земле, к которой стремился, и его забрали с собой ангелы милости”». Этот хадис передали аль-Бухари 3470 и Муслим 2766.

sahih-1

وفي رواية في الصحيح : (( فَكَانَ إلى القَريَةِ الصَّالِحَةِ أقْرَبَ بِشِبْرٍ فَجُعِلَ مِنْ أهلِهَا )) .

В другой версии этого хадиса, приводимой в “Сахихе”[2](, сообщается, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал):

«И (поскольку) он оказался на пядь ближе к тому селению(, где жили) праведные, то был причислен к жившим там».

وفي رواية في الصحيح : (( فَأَوحَى الله تَعَالَى إِلى هذِهِ أَنْ تَبَاعَدِي ، وإِلَى هذِهِ أَنْ تَقَرَّبِي ، وقَالَ : قِيسُوا مَا بيْنَهُما ، فَوَجَدُوهُ إِلى هذِهِ أَقْرَبَ بِشِبْرٍ فَغُفِرَ لَهُ )) .

В другой версии этого хадиса, приводимой в “Сахихе”[3](, сообщается, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал):

«И Аллах Всевышний внушил (одной части части земли) отдалиться, а другой — приблизиться, после чего сказал: “Измерьте (расстояние) до них”. И они обнаружили, что он на пядь ближе к этой,[4] и (тогда его прегрешения) были ему прощены».

وفي رواية : (( فَنَأى بصَدْرِهِ نَحْوَهَا )) .

В другой версии этого хадиса, приводимой в “Сахихе”[5](, сообщается, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал):

« … и сердцем своим он стремился к ней».[6]


[1] Подразумевается, что он отправился туда после того, как принёс покаяние Аллаху.

[2] Имеется в виду «Сахих» Муслима.

[3] Имеется в виду «Сахих» аль-Бухари, но данная версия приводится и Муслимом.

[4] То есть: к той земле, к которой он стремился.

[5] Имеется в виду «Сахих» Муслима.

[6] Подразумевается, что он продолжал стремиться к этой земле до самой смерти.

21 — وعن عبدِ الله بن كعبِ بنِ مالكٍ ، وكان قائِدَ كعبٍ — رضي الله عنه — مِنْ بَنِيهِ حِينَ عمِيَ ، قَالَ : سَمِعتُ كَعْبَ بنَ مالكٍ — رضي الله عنه — يُحَدِّثُ بحَديثهِ حينَ تَخلَّفَ عن رسولِ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — في غَزْوَةِ تَبُوكَ . قَالَ كعبٌ : لَمْ أتَخَلَّفْ عَنْ رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — في غَزْوَةٍ غزاها قط إلا في غزوة تَبُوكَ ، غَيْرَ أنّي قَدْ تَخَلَّفْتُ في غَزْوَةِ بَدْرٍ ، ولَمْ يُعَاتَبْ أَحَدٌ تَخَلَّفَ عَنْهُ ؛ إِنَّمَا خَرَجَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — والمُسْلِمُونَ يُريدُونَ عِيرَ قُرَيْشٍ حَتَّى جَمَعَ الله تَعَالَى بَيْنَهُمْ وبَيْنَ عَدُوِّهمْ عَلَى غَيْر ميعادٍ . ولَقَدْ شَهِدْتُ مَعَ رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — لَيلَةَ العَقَبَةِ حينَ تَوَاثَقْنَا عَلَى الإِسْلامِ ، وما أُحِبُّ أنَّ لي بِهَا مَشْهَدَ بَدْرٍ ، وإنْ كَانَتْ بدرٌ أذْكَرَ في النَّاسِ مِنْهَا . وكانَ مِنْ خَبَري حينَ تَخَلَّفْتُ عَنْ رسولِ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — في غَزْوَةِ تَبُوكَ أنِّي لم أكُنْ قَطُّ أَقْوى ولا أَيْسَرَ مِنِّي حِينَ تَخَلَّفْتُ عنْهُ في تِلكَ الغَزْوَةِ ، وَالله ما جَمَعْتُ قَبْلَهَا رَاحِلَتَيْنِ قَطُّ حَتَّى جَمَعْتُهُمَا في تِلْكَ الغَزْوَةِ وَلَمْ يَكُنْ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — يُريدُ غَزْوَةً إلاَّ وَرَّى  بِغَيرِها حَتَّى كَانَتْ تلْكَ الغَزْوَةُ ، فَغَزَاها رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — في حَرٍّ شَديدٍ ، واسْتَقْبَلَ سَفَراً بَعِيداً وَمَفَازاً ، وَاستَقْبَلَ عَدَداً كَثِيراً ، فَجَلَّى للْمُسْلِمينَ أمْرَهُمْ ليتَأهَّبُوا أُهْبَةَ غَزْوِهمْ فأَخْبرَهُمْ بوَجْهِهِمُ الَّذِي يُريدُ ، والمُسلِمونَ مَعَ رسولِ الله كثيرٌ وَلاَ يَجْمَعُهُمْ كِتَابٌ حَافِظٌ ( يُريدُ بذلِكَ الدّيوَانَ قَالَ كَعْبٌ : فَقَلَّ رَجُلٌ يُريدُ أنْ يَتَغَيَّبَ إلاَّ ظَنَّ أنَّ ذلِكَ سيخْفَى بِهِ ما لَمْ يَنْزِلْ فِيهِ وَحْيٌ مِنَ الله ، وَغَزا رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — تِلْكَ الغَزوَةَ حِينَ طَابَت الثِّمَارُ وَالظِّلالُ ، فَأنَا إلَيْهَا أصْعَرُ ، فَتَجَهَّزَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — وَالمُسْلِمُونَ مَعَهُ وطَفِقْتُ أغْدُو لكَيْ أتَجَهَّزَ مَعَهُ ، فأرْجِعُ وَلَمْ أقْضِ شَيْئاً ، وأقُولُ في نفسي : أنَا قَادرٌ عَلَى ذلِكَ إِذَا أَرَدْتُ ، فَلَمْ يَزَلْ يَتَمادى بي حَتَّى اسْتَمَرَّ بالنَّاسِ الْجِدُّ ، فأصْبَحَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — غَادياً والمُسْلِمُونَ مَعَهُ وَلَمْ أقْضِ مِنْ جِهَازي شَيْئاً ، ثُمَّ غَدَوْتُ فَرَجَعْتُ وَلَمْ أقْضِ شَيئاً ، فَلَمْ يَزَلْ يَتَمَادَى بي حَتَّى أسْرَعُوا وتَفَارَطَ الغَزْوُ ، فَهَمَمْتُ أنْ أرْتَحِلَ فَأُدْرِكَهُمْ ، فَيَا لَيْتَني فَعَلْتُ ، ثُمَّ لم يُقَدَّرْ ذلِكَ لي ، فَطَفِقْتُ إذَا خَرَجْتُ في النَّاسِ بَعْدَ خُرُوجِ رَسُولِ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — يَحْزُنُنِي أنِّي لا أرَى لي أُسْوَةً ، إلاّ رَجُلاً مَغْمُوصَاً عَلَيْهِ في النِّفَاقِ ، أوْ رَجُلاً مِمَّنْ عَذَرَ اللهُ تَعَالَى مِنَ الضُّعَفَاءِ ، وَلَمْ يَذْكُرْنِي رَسُولُ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — حَتَّى بَلَغَ تَبُوكَ ، فَقَالَ وَهُوَ جَالِسٌ في القَوْمِ بِتَبُوكَ : (( ما فَعَلَ كَعْبُ بْنُ مَالِكٍ ؟ )) فَقَالَ رَجُلٌ مِنْ بَنِي سَلِمَةَ : يا رَسُولَ اللهِ ، حَبَسَهُ بُرْدَاهُ والنَّظَرُ في عِطْفَيْهِ . فَقَالَ لَهُ مُعَاذُ بْنُ جَبَلٍ — رضي الله عنه — : بِئْسَ مَا قُلْتَ ! واللهِ يا رَسُولَ اللهِ مَا عَلِمْنَا عَلَيْهِ إلاَّ خَيْرَاً ، فَسَكَتَ رَسُولُ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — . فَبَيْنَا هُوَ عَلى ذَلِكَ رَأى رَجُلاً مُبْيِضاً يَزُولُ بِهِ السَّرَابُ ، فَقَالَ رَسُولُ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — : (( كُنْ أَبَا خَيْثَمَةَ )) ، فَإذَا هُوَ أبُو خَيْثَمَةَ الأنْصَارِيُّ وَهُوَ الَّذِي تَصَدَّقَ بِصَاعِ التَّمْرِ حِيْنَ لَمَزَهُ المُنَافِقُونَ . قَالَ كَعْبٌ : فَلَمَّا بَلَغَنِي أنَّ رَسُولَ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — قَدْ تَوَجَّهَ قَافِلاً مِنْ تَبُوكَ حَضَرَنِي بَثِّي ، فَطَفِقْتُ أتَذَكَّرُ الكَذِبَ وأقُولُ : بِمَ أخْرُجُ مِنْ سَخَطِهِ غَدَاً ؟ وأسْتَعِيْنُ عَلى ذَلِكَ بِكُلِّ ذِي رأْيٍ مِنْ أهْلِي ، فَلَمَّا قِيْلَ : إنَّ رَسُولَ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — قّدْ أظَلَّ قَادِمَاً ، زَاحَ عَنّي البَاطِلُ حَتَّى عَرَفْتُ أَنِّي لَنْ أَنْجُوَ مِنْهُ بِشَيءٍ أَبَداً ، فَأجْمَعْتُ صدْقَهُ وأَصْبَحَ رَسُولُ الله — صلى الله عليه وسلم — قَادِماً ، وَكَانَ إِذَا قَدِمَ مِنْ سَفَرٍ بَدَأَ بِالمَسْجِدِ فَرَكَعَ فِيهِ رَكْعَتَيْنِ ثُمَّ جَلَسَ لِلنَّاسِ ، فَلَمَّا فَعَلَ ذلِكَ جَاءهُ المُخَلَّفُونَ يَعْتَذِرونَ إِلَيْه ويَحْلِفُونَ لَهُ ، وَكَانُوا بِضْعاً وَثَمانينَ رَجُلاً ، فَقَبِلَ مِنْهُمْ عَلانِيَتَهُمْ وَبَايَعَهُمْ واسْتَغْفَرَ لَهُمْ وَوَكَلَ سَرَائِرَهُمْ إِلى الله تَعَالَى ، حَتَّى جِئْتُ، فَلَمَّا سَلَّمْتُ تَبَسَّمَ تَبَسُّمَ المُغْضَبِ. ثُمَّ قَالَ : (( تَعَالَ )) ، فَجِئْتُ أمْشي حَتَّى جَلَسْتُ بَيْنَ يَدَيْهِ ، فقالَ لي : (( مَا خَلَّفَكَ ؟ ألَمْ تَكُنْ قَدِ ابْتَعْتَ ظَهْرَكَ ؟ )) قَالَ : قُلْتُ : يَا رسولَ الله ، إنّي والله لَوْ جَلَسْتُ عِنْدَ غَيْرِكَ مِنْ أهْلِ الدُّنْيَا لَرَأيتُ أنِّي سَأخْرُجُ مِنْ سَخَطِهِ بِعُذْرٍ ؛ لقَدْ أُعْطِيتُ جَدَلاً ، ولَكِنِّي والله لَقَدْ عَلِمْتُ لَئِنْ حَدَّثْتُكَ اليوم حَدِيثَ كَذبٍ تَرْضَى به عنِّي لَيُوشِكَنَّ الله أن يُسْخِطَكَ عَلَيَّ ، وإنْ حَدَّثْتُكَ حَدِيثَ صِدقٍ تَجِدُ عَلَيَّ فِيهِ إنّي لأَرْجُو فِيهِ عُقْبَى الله — عز وجل — ، والله ما كَانَ لي مِنْ عُذْرٍ ، واللهِ مَا كُنْتُ قَطُّ أَقْوَى وَلاَ أَيْسَرَ مِنِّي حِينَ تَخَلَّفْتُ عَنْكَ . قَالَ : فقالَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — : (( أمَّا هَذَا فقَدْ صَدَقَ ، فَقُمْ حَتَّى يَقْضِيَ اللهُ فيكَ )) . وَسَارَ رِجَالٌ مِنْ بَنِي سَلِمَة فاتَّبَعُوني فَقالُوا لِي : واللهِ مَا عَلِمْنَاكَ أذْنَبْتَ ذَنْباً قَبْلَ هذَا لَقَدْ عَجَزْتَ في أنْ لا تَكونَ اعتَذَرْتَ إِلَى رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — بما اعْتَذَرَ إليهِ المُخَلَّفُونَ ، فَقَدْ كَانَ كَافِيكَ ذَنْبَكَ اسْتِغْفَارُ رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — لَكَ . قَالَ : فَوالله ما زَالُوا يُؤَنِّبُونَنِي حَتَّى أَرَدْتُّ أَنْ أرْجعَ إِلَى رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — فأُكَذِّبَ نَفْسِي ، ثُمَّ قُلْتُ لَهُمْ : هَلْ لَقِيَ هذَا مَعِيَ مِنْ أَحَدٍ ؟ قَالُوا : نَعَمْ ، لَقِيَهُ مَعَكَ رَجُلانِ قَالاَ مِثْلَ مَا قُلْتَ ، وَقيلَ لَهُمَا مِثْلَ مَا قيلَ لَكَ ، قَالَ : قُلْتُ : مَنْ هُما ؟ قَالُوا : مُرَارَةُ بْنُ الرَّبيع الْعَمْرِيُّ ، وهِلاَلُ ابنُ أُمَيَّةَ الوَاقِفِيُّ ؟ قَالَ : فَذَكَرُوا لِي رَجُلَينِ صَالِحَينِ قَدْ شَهِدَا بَدْراً فيهِما أُسْوَةٌ ، قَالَ : فَمَضَيْتُ حِينَ ذَكَرُوهُما لِي . ونَهَى رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — عَنْ كَلامِنا أيُّهَا الثَّلاثَةُ مِنْ بَيْنِ مَنْ تَخَلَّفَ عَنْهُ ، فاجْتَنَبَنَا النَّاسُ — أوْ قَالَ : تَغَيَّرُوا لَنَا — حَتَّى تَنَكَّرَتْ لي في نَفْسي الأَرْض ، فَمَا هِيَ بالأرْضِ الَّتي أعْرِفُ ، فَلَبِثْنَا عَلَى ذلِكَ خَمْسِينَ لَيْلَةً . فَأمّا صَاحِبَايَ فَاسْتَكَانا وقَعَدَا في بُيُوتِهِمَا يَبْكيَان . وأمَّا أنَا فَكُنْتُ أشَبَّ الْقَومِ وأجْلَدَهُمْ فَكُنْتُ أخْرُجُ فَأشْهَدُ الصَّلاَةَ مَعَ المُسْلِمِينَ ، وأطُوفُ في الأَسْوَاقِ وَلا يُكَلِّمُنِي أَحَدٌ ، وَآتِي رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — فأُسَلِّمُ عَلَيْهِ وَهُوَ في مَجْلِسِهِ بَعْدَ الصَّلاةِ ، فَأَقُولُ في نَفسِي : هَلْ حَرَّكَ شَفَتَيْه برَدِّ السَّلام أَمْ لاَ ؟ ثُمَّ أُصَلِّي قَريباً مِنْهُ وَأُسَارِقُهُ النَّظَرَ ، فَإِذَا أقْبَلْتُ عَلَى صَلاتِي نَظَرَ إلَيَّ وَإِذَا الْتَفَتُّ نَحْوَهُ أعْرَضَ عَنِّي ، حَتَّى إِذَا طَال ذلِكَ عَلَيَّ مِنْ جَفْوَةِ المُسْلِمينَ مَشَيْتُ حَتَّى تَسَوَّرْتُ جِدارَ حائِط أبي قَتَادَةَ وَهُوَ ابْنُ عَمِّي وأَحَبُّ النَّاس إِلَيَّ ، فَسَلَّمْتُ عَلَيهِ فَوَاللهِ مَا رَدَّ عَليَّ السَّلامَ ، فَقُلْتُ لَهُ : يَا أَبَا قَتَادَةَ ، أنْشُدُكَ بالله هَلْ تَعْلَمُنِي أُحِبُّ الله وَرَسُولَهُ — صلى الله عليه وسلم — ؟ فَسَكَتَ ، فَعُدْتُ فَنَاشَدْتُهُ فَسَكَتَ ، فَعُدْتُ فَنَاشَدْتُهُ، فَقَالَ : اللهُ ورَسُولُهُ أَعْلَمُ. فَفَاضَتْ عَيْنَايَ ، وَتَوَلَّيْتُ حَتَّى تَسَوَّرْتُ الجِدَارَ ، فَبَيْنَا أَنَا أمْشِي في سُوقِ الْمَدِينة إِذَا نَبَطِيٌّ مِنْ نَبَطِ أهْلِ الشَّام مِمّنْ قَدِمَ بالطَّعَامِ يَبيعُهُ بِالمَدِينَةِ يَقُولُ : مَنْ يَدُلُّ عَلَى كَعْبِ بْنِ مَالِكٍ ؟ فَطَفِقَ النَّاسُ يُشِيرُونَ لَهُ إلَيَّ حَتَّى جَاءنِي فَدَفَعَ إِلَيَّ كِتَاباً مِنْ مَلِكِ غَسَّانَ ، وَكُنْتُ كَاتباً . فَقَرَأْتُهُ فإِذَا فِيهِ : أَمَّا بَعْدُ، فإِنَّهُ قَدْ بَلَغَنا أنَّ صَاحِبَكَ قَدْ جَفَاكَ وَلَمْ يَجْعَلْكَ اللهُ بدَارِ هَوانٍ وَلاَ مَضْيَعَةٍ ، فَالْحَقْ بنَا نُوَاسِكَ ، فَقُلْتُ حِينَ قَرَأْتُهَا : وَهَذِهِ أَيضاً مِنَ البَلاءِ ، فَتَيَمَّمْتُ بهَا التَّنُّورَ فَسَجَرْتُهَا ، حَتَّى إِذَا مَضَتْ أَرْبَعُونَ مِنَ الْخَمْسينَ وَاسْتَلْبَثَ الْوَحْيُ إِذَا رسولُ رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — يَأتِيني ، فَقالَ : إنَّ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — يَأمُرُكَ أنْ تَعْتَزِلَ امْرَأتَكَ ، فَقُلْتُ : أُطَلِّقُهَا أمْ مَاذَا أفْعَلُ ؟ فَقالَ : لاَ ، بَلِ اعْتَزِلْهَا فَلاَ تَقْرَبَنَّهَا ، وَأَرْسَلَ إِلَى صَاحِبَيَّ بِمِثْلِ ذلِكَ . فَقُلْتُ لامْرَأتِي : الْحَقِي بِأهْلِكِ فَكُوني عِنْدَهُمْ حَتَّى يَقْضِيَ اللهُ في هَذَا الأمْرِ . فَجَاءتِ امْرَأةُ هِلاَلِ بْنِ أُمَيَّةَ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — فَقَالَتْ لَهُ : يَا رَسُولَ الله ، إنَّ هِلاَلَ بْنَ أمَيَّةَ شَيْخٌ ضَائِعٌ لَيْسَ لَهُ خَادِمٌ ، فَهَلْ تَكْرَهُ أنْ أخْدُمَهُ ؟ قَالَ : (( لاَ ، وَلَكِنْ لاَ يَقْرَبَنَّكِ )) فَقَالَتْ : إِنَّهُ واللهِ ما بِهِ مِنْ حَرَكَةٍ إِلَى شَيْءٍ ، وَوَالله مَا زَالَ يَبْكِي مُنْذُ كَانَ مِنْ أمْرِهِ مَا كَانَ إِلَى يَومِهِ هَذَا . فَقَالَ لي بَعْضُ أهْلِي : لَو اسْتَأْذَنْتَ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — في امْرَأَتِكَ فَقَدْ أَذِن لاِمْرَأةِ هلاَل بْنِ أمَيَّةَ أنْ تَخْدُمَهُ ؟ فَقُلْتُ : لاَ أسْتَأذِنُ فيها رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — ، وَمَا يُدْرِيني مَاذَا يقُول رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — إِذَا اسْتَأْذَنْتُهُ ، وَأَنَا رَجُلٌ شَابٌ ! فَلَبِثْتُ بِذَلِكَ عَشْرَ لَيَالٍ فَكَمُلَ لَنا خَمْسُونَ لَيْلَةً مِنْ حِينَ نُهِيَ عَنْ كَلاَمِنا ، ثُمَّ صَلَّيْتُ صَلاَةَ الْفَجْرِ صَبَاحَ خَمْسِينَ لَيْلَةً عَلَى ظَهْرِ بَيْتٍ مِنْ بُيُوتِنَا ، فَبَيْنَا أَنَا جَالِسٌ عَلَى الْحالِ الَّتي ذَكَرَ الله تَعَالَى مِنَّا ، قَدْ ضَاقَتْ عَلَيَّ نَفْسي وَضَاقَتْ عَلَيَّ الأرْضُ بِمَا رَحُبَتْ ، سَمِعْتُ صَوْتَ صَارِخٍ أوفَى عَلَى سَلْعٍ يَقُولُ بِأعْلَى صَوتِهِ : يَا كَعْبَ بْنَ مَالِكٍ أبْشِرْ ، فَخَرَرْتُ سَاجِداً ، وَعَرَفْتُ أنَّهُ قَدْ جَاءَ فَرَجٌ . فآذَنَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — النَّاسَ بِتَوْبَةِ الله — عز وجل — عَلَيْنَا حِينَ صَلَّى صَلاةَ الفَجْر فَذَهَبَ النَّاسُ يُبَشِّرُونَنَا ، فَذَهَبَ قِبَلَ صَاحِبَيَّ مُبَشِّرونَ وَرَكَضَ رَجُلٌ إِلَيَّ فَرَساً وَسَعَى سَاعٍ مِنْ أسْلَمَ قِبَلِي ، وَأَوْفَى عَلَى الْجَبَلِ ، فَكانَ الصَّوْتُ أسْرَعَ مِنَ الفَرَسِ ، فَلَمَّا جَاءني الَّذِي سَمِعْتُ صَوْتَهُ يُبَشِّرُني نَزَعْتُ لَهُ ثَوْبَيَّ فَكَسَوْتُهُمَا إيَّاهُ بِبشارته، وَاللهِ مَا أمْلِكُ غَيْرَهُمَا يَوْمَئِذٍ ، وَاسْتَعَرْتُ ثَوْبَيْنِ فَلَبسْتُهُما ، وَانْطَلَقْتُ أتَأمَّمُ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — يَتَلَقَّاني النَّاسُ فَوْجاً فَوْجاً يُهنِّئونَني بالتَّوْبَةِ وَيَقُولُونَ لِي : لِتَهْنِكَ تَوْبَةُ الله عَلَيْكَ . حَتَّى دَخَلْتُ الْمَسْجِدَ فَإِذَا رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — جَالِسٌ حَوْلَه النَّاسُ ، فَقَامَ طَلْحَةُ بْنُ عُبَيْدِ اللهِ — رضي الله عنه — يُهَرْوِلُ حَتَّى صَافَحَني وَهَنَّأَنِي ، والله مَا قَامَ رَجُلٌ مِنَ المُهَاجِرينَ غَيرُهُ — فَكَانَ كَعْبٌ لاَ يَنْسَاهَا لِطَلْحَةَ — .
قَالَ كَعْبٌ : فَلَمَّا سَلَّمْتُ عَلَى رَسُولِ الله — صلى الله عليه وسلم — قَالَ وَهُوَ يَبْرُقُ وَجْهُهُ مِنَ السُّرُور : (( أبْشِرْ بِخَيْرِ يَومٍ مَرَّ عَلَيْكَ مُذْ وَلَدَتْكَ أُمُّكَ )) فَقُلْتُ : أمِنْ عِنْدِكَ يَا رَسُول الله أَمْ مِنْ عِندِ الله ؟ قَالَ : (( لاَ ، بَلْ مِنْ عِنْدِ الله — عز وجل — )) ، وَكَانَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — إِذَا سُرَّ اسْتَنَارَ وَجْهُهُ حَتَّى كَأَنَّ وَجْهَهُ قِطْعَةُ قَمَرٍ وَكُنَّا نَعْرِفُ ذلِكَ مِنْهُ ، فَلَمَّا جَلَسْتُ بَيْنَ يَدَيْهِ قُلْتُ : يَا رسولَ الله ، إنَّ مِنْ تَوْبَتِي أنْ أنْخَلِعَ مِنْ مَالِي صَدَقَةً إِلَى اللهِ وَإِلَى رَسُولهِ . فَقَالَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — : (( أمْسِكَ عَلَيْكَ بَعْضَ مَالِكَ فَهُوَ خَيْرٌ لَكَ )) . فقلتُ : إِنِّي أُمْسِكُ سَهْمِي الَّذِي بِخَيبَر . وَقُلْتُ : يَا رسولَ الله ، إنَّ الله تَعَالَى إِنَّمَا أنْجَانِي بالصِّدْقِ ، وإنَّ مِنْ تَوْبَتِي أنْ لا أُحَدِّثَ إلاَّ صِدْقاً مَا بَقِيتُ ، فوَالله مَا عَلِمْتُ أَحَداً مِنَ المُسْلِمينَ أبْلاهُ الله تَعَالَى في صِدْقِ الحَدِيثِ مُنْذُ ذَكَرْتُ ذلِكَ لِرسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — أحْسَنَ مِمَّا أبْلانِي الله تَعَالَى ، واللهِ مَا تَعَمَّدْتُ كِذْبَةً مُنْذُ قُلْتُ ذلِكَ لِرسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — إِلَى يَومِيَ هَذَا ، وإنِّي لأرْجُو أنْ يَحْفَظَنِي الله تَعَالَى فيما بَقِيَ ، قَالَ : فأَنْزَلَ الله تَعَالَى : { لَقَدْ تَابَ اللهُ عَلَى النَّبِيِّ وَالْمُهَاجِرِينَ وَالأَنْصَارِ الَّذِينَ اتَّبَعُوهُ فِي سَاعَةِ الْعُسْرَةِ } حَتَّى بَلَغَ : { إِنَّهُ بِهِمْ رَؤُوفٌ رَحِيم وَعَلَى الثَّلاثَةِ الَّذِينَ خُلِّفُوا حَتَّى إِذَا ضَاقَتْ عَلَيْهِمُ الأَرْضُ بِمَا رَحُبَتْ } حَتَّى بَلَغَ : { اتَّقُوا اللهَ وَكُونُوا مَعَ الصَّادِقِينَ } [ التوبة : 117-119 ] قَالَ كَعْبٌ : واللهِ ما أنْعَمَ الله عَليَّ مِنْ نعمةٍ قَطُّ بَعْدَ إذْ هَدَاني اللهُ للإِسْلامِ أَعْظَمَ في نَفْسِي مِنْ صِدقِي رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — أنْ لا أكونَ كَذَبْتُهُ ، فَأَهْلِكَ كما هَلَكَ الَّذينَ كَذَبُوا ؛ إنَّ الله تَعَالَى قَالَ للَّذِينَ كَذَبُوا حِينَ أنْزَلَ الوَحْيَ شَرَّ مَا قَالَ لأَحَدٍ ، فقال الله تَعَالَى : { سَيَحْلِفُونَ بِاللهِ لَكُمْ إِذَا انْقَلَبْتُمْ إِلَيْهِمْ لِتُعْرِضُوا عَنْهُمْ فَأَعْرِضُوا عَنْهُمْ إِنَّهُمْ رِجْسٌ وَمَأْوَاهُمْ جَهَنَّمُ جَزَاءً بِمَا كَانُوا يَكْسِبُونَ يَحْلِفُونَ لَكُمْ لِتَرْضَوْا عَنْهُمْ فَإِنْ تَرْضَوْا عَنْهُمْ فَإِنَّ اللهَ لا يَرْضَى عَنِ الْقَوْمِ الْفَاسِقِينَ } [ التوبة : 95-96 ] قَالَ كَعْبٌ : كُنّا خُلّفْنَا أيُّهَا الثَّلاَثَةُ عَنْ أمْرِ أُولئكَ الذينَ قَبِلَ مِنْهُمْ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — حِينَ حَلَفُوا لَهُ فَبَايَعَهُمْ وَاسْتَغْفَرَ لَهُمْ وأرجَأَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — أمْرَنَا حَتَّى قَضَى الله تَعَالَى فِيهِ بذِلكَ . قَالَ الله تَعَالَى : { وَعَلَى الثَّلاثَةِ الَّذِينَ خُلِّفُوا } وَليْسَ الَّذِي ذَكَرَ مِمَّا خُلِّفْنَا تَخلُّفُنَا عن الغَزْو ، وإنَّمَا هُوَ تَخْلِيفُهُ إيّانا وإرْجَاؤُهُ أمْرَنَا عَمَّنْ حَلَفَ لَهُ واعْتَذَرَ إِلَيْهِ فقبِلَ مِنْهُ ). مُتَّفَقٌ عليه .

21 — Передают со слов ‘Абдуллаха бин Ка’ба бин Малика, являвшегося тем сыном Ка’ба, да будет доволен им Аллах, который стал для него поводырём, когда он ослеп, что он слышал, рассказ Ка’ба бин Малика, да будет доволен им Аллах, о том, как он остался (в Медине, не приняв участия) в походе на Табук вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Ка’б сказал:

«Я не пропустил ни одного военного похода(, в котором принимал участие) посланник Аллаха[1], да благословит его Аллах и приветствует, за исключением похода на Табук. Впрочем, я не был с ним и во время битвы при Бадре,[2] однако (тогда) никто из оставшихся не подвергся порицанию, поскольку посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, выступил (из Медины) вместе с (другими) мусульманами только для того, чтобы (захватить торговый) караван курайшитов, а Аллах свёл их с врагами(, с которыми они не договаривались об этом. Кроме того,) я был вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в ночь Акабы,[3] когда мы дали клятву на верность исламу, и я бы не променял Акабу на битву при Бадре, несмотря на то, что что битва при Бадре пользуется среди людей большей известностью.[4]

Что касается моей истории, когда я не пошёл вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в поход на Табук, то, поистине, никогда я не был столь силён и хорошо обеспечен, как в то время, когда я не пошёл с ним в этот поход. Клянусь Аллахом, до этого никогда не имел я двух верблюдиц, но ко (времени) этого похода они у меня были. Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то желая выступить в поход (против кого-либо), он обязательно скрывал[5] (свои истинные намерения, показывая, что намеревается предпринять) другой поход. (Так было и на сей раз, и это продолжалось) до тех пор, пока не настало время этого похода, в который посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, выступил в страшную жару и в котором его ждали дальний путь, безводная пустыня и множество врагов. И он разъяснил мусульманам суть дела[6], чтобы они могли подготовиться к этому походу, а потом объявил им, куда именно он хотел направиться, и с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, было так много мусульман, что количество их не поддавалось учёту.

Ка’б cказал:

«Те немногие, кто не пожелал появиться,[7] считали, что об этом никто не узнает, однако (это продолжалось лишь) до тех пор, пока о таком человеке не ниспосылалось откровение от Аллаха Всевышнего. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, выступил в этот поход в то время, когда плоды уже созрели, а (деревья) давали приятную тень, которая притягивала меня. И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вместе с другими мусульманами готовился (к этому походу), я же начал выходить (из дома) по утрам, чтобы готовиться вместе с ними, однако возвращался, ничего не сделав и говоря себе: “Я могу сделать это, если захочу”. И я продолжал поступать таким образом в то время как другие продолжали серьёзно (готовиться к выступлению). В конце концов посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, утром двинулся в путь вместе с (другими) мусульманами, а я так ничего и не сделал.  Тогда я (снова) вышел утром и вернулся, ничего не сделав (для подготовки), и пока я находился в подобном положении (участники похода), которые двигались быстро, успели уйти уже далеко, а я решил двинуться в путь и догнать их. О если бы мне удалось сделать это! Однако это было мне не суждено. И когда после отъезда посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, я появлялся среди людей, меня всегда огорчало то, что я не встречал подобных себе[8], если не считать тех, кого обвиняли в лицемерии, или же тех слабых, которых оправдал Аллах Всевышний.

Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то он не вспоминал обо мне, пока не достиг Табука, а когда он уже находился там и сидел в окружении людей, то спросил: “А что сделал Ка’б бин Малик?” Один человек из племени бану салима сказал: “О посланник Аллаха, задержали его две его одежды[9] и его высокомерие”. Тогда Му’аз бин Джабаль, да будет доволен им Аллах, сказал: “Как плохо ты сказал! Клянусь Аллахом, о посланник Аллаха, нам известно о нём только хорошее!” Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ничего не сказал и в этот момент он увидел в полуденном мареве какого-то человека в белых одеждах. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Должно быть, это Абу Хайсама”, — и действительно, это был Абу Хайсама аль-Ансари, тот самый, которого лицемеры стали высмеивать за то, что он пожертвовал только один са’[10] фиников.[11]

Ка’б сказал:

«А когда я узнал о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, уже возвращается из Табука, меня охватила сильная скорбь и я стал придумывать ложные (оправдания), говоря (себе): “Как мне избежать его гнева завтра?”, — и обращаясь за помощью в этом к каждому мудрому из членов своей семьи. Когда же (люди) стали говорить, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, находится уже совсем близко (от Медины, всё) ложное ушло от меня[12], я понял, что мне ни за что не спастись от (его гнева) с помощью лжи, и решил сказать правду.

Утром посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вернулся (в Медину), а когда он возвращался после какой-нибудь поездки, то обычно,  прежде всего, приходил в мечеть, совершал молитву в два раката, а потом (некоторое время) сидел там с людьми. И когда он сделал всё это, к нему явились люди, оставшиеся (в Медине), которые принялись оправдываться, подкрепляя свои оправдания клятвами. Таких набралось более восьмидесяти человек, и он принял их оправдания и клятвы, обратился к Аллаху с мольбой о том, чтобы Он простил их, и предоставил Аллаху судить об их сокровенных мыслях. А потом к нему подошёл я и когда я приветствовал его, он улыбнулся улыбкой человека, скрывающего свой гнев, и сказал: “Подойди”. И тогда я подошёл (ближе) и сел перед ним, а он спросил: “Что заставило тебя остаться? Разве ты не купил верблюдов?”

(Ка’б) сказал:

«Я сказал: “О посланник Аллаха! Клянусь Аллахом, если бы сидел я сейчас перед любым другим человеком, то думаю, что смог бы избежать его гнева с помощью (ложных) оправданий, ибо я наделён красноречием, но, клянусь Аллахом, я понял, что если сегодня я солгу тебе, а ты удовлетворишься этим, то Аллах всё равно сделает так, что уже скоро ты разгневаешься на меня[13]. Если же я скажу тебе правду, ты разгневаешься на меня за это (уже сейчас), но я надеюсь, что за это[14] Аллах Всемогущий и Великий (приведёт) меня к благому исходу! Клянусь Аллахом, нет у меня никаких оправданий, и клянусь Аллахом, когда я остался, был я силён и обеспечен как никогда!”»

Ка’б сказал:

«Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Что касается этого, то он сказал правду. Вставай же (и жди), пока Аллах не примет о тебе решения”. И (после этого) ко мне устремились люди из племени бану салима, которые последовали за мной и стали говорить мне: “Клянёмся Аллахом, раньше мы не знали за тобой никаких грехов, и ты оказался не в состоянии оправдаться перед посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, так же, как это сделали другие оставшиеся, а ведь для (того, чтобы искупить твой грех,) посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, достаточно было бы обращения к Аллаху с мольбой о твоём прощении!”»

(Ка’б) сказал:

«И клянусь Аллахом, они продолжали упрекать меня (так сильно, что в конце концов) мне захотелось вернуться к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сказать ему, что я говорил неправду, а потом я спросил их: “А случилось ли ещё с кем-нибудь то же, что и со мной?”[15] Они сказали: “Да, ещё двое сказали то же, что говорил ты, и им было сказано то же самое, что сказали тебе”».

(Ка’б) сказал:

«Я спросил: “Кто же эти двое?” Они сказали: “(Это -) Мурара бин Раби’а аль-‘Амири и Хиляль бин Умаййа аль-Вакифи”».

(Ка’б) сказал:

«(Сказав это,) они назвали мне (имена) двух праведных людей, принимавших участие в битве при Бадре, и я сказал: “Мне следует брать с них пример”».

(Ка’б) сказал:

«И после того, как они назвали мне (имена) этих двоих, я решил (ничего не менять).[16] Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то изо всех  оставшихся (в Медине) он запретил (людям) разговаривать только с нами тремя».

(Ка’б) сказал:

«И люди стали сторониться нас (или же он сказал: … и люди изменили своё отношение к нам…) и даже земля(, на которой я жил,) стала для меня неузнаваемой, ибо это была не та земля, которую я знал (прежде). В подобном положении мы провели пятьдесят дней. Что касается двух моих товарищей, то они проявляли смирение, сидели у себя дома и плакали, я же был моложе и сильнее их и поэтому я выходил (из дома), принимал участие в молитвах вместе с (другими) мусульманами и ходил по рынкам, и никто не разговаривал со мной! И я подходил к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, приветствуя его, когда он сидел среди людей после молитвы, и спрашивая себя: “Пошевелил ли он своими губами в ответ на моё приветствие или нет?” А потом я молился рядом с ним, украдкой посматривая на него, и когда я был занят молитвой, он смотрел на меня, когда же я поворачивался в его сторону, он отворачивался от меня.

(Однажды,) когда я провёл уже много времени, сталкиваясь с подобной отчуждённостью со стороны мусульман, я (вышел из дома и) шёл(, пока не добрался до) ограды сада Абу Катады, моего двоюродного брата, которого я любил больше всех людей. Забравшись на эту ограду, я обратился к нему с приветствием, и клянусь Аллахом, он не ответил на моё приветствие! Тогда я сказал ему: “О Абу Катада, заклинаю тебя Аллахом, (скажи,) известно ли тебе о том, что я люблю Аллаха и Его посланника, да благословит его Аллах и приветствует?” Он промолчал, а я снова стал заклинать его Аллахом, но он хранил молчание. Я ещё раз повторил свои слова, и на этот раз он сказал: “Аллах и Его посланник знают об этом лучше!” Тогда мои глаза наполнились слезами, и я вернулся, снова перебравшись через ограду.

А проходя по рынку Медины (некоторое время спустя), я вдруг услышал, как один из крестьян Шама, которые были христианами и привозили в Медину продовольствие на продажу, говорит: “Кто отведёт меня к Ка’бу бин Малику?” И люди указывали ему на меня до тех пор, пока он не подошёл ко мне, вручив послание от правителя из числа гассанидов.[17] Я был писцом и прочёл это послание, и оказалось, что там (было написано следующее): “А затем[18]: Поистине, дошло до нас, что твой друг[19] стал чуждаться тебя, однако Аллах не допустит, чтобы тобою пренебрегали или ущемляли твои права. Присоединяйся же к нам, и мы утешим тебя!” Прочитав это послание, я сказал (себе): “И это тоже испытание”, — после чего подошёл к печи и разжёг им в ней огонь.

Откровение Аллаха всё не приходило, а когда прошло сорок дней из пятидесяти, ко мне неожиданно явился посланец от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который сказал: “Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, велит тебе не приближаться к твоей жене!” Я спросил: “Я должен развестись с ней? Или мне надо поступить как-нибудь иначе?” Он сказал: “Нет, просто сторонись её и ни в коем случае не приближайся к ней!” И пророк, да благословит его Аллах и приветствует, через посланца велел двум моим товарищам сделать то же самое. Тогда я сказал своей жене: “Отправляйся к своим родителям и оставайся у них, пока Аллах не вынесет Своё решение по этому делу”.

А потом к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пришла жена Хиляля бин Умаййи, которая сказала ему: “О посланник Аллаха, поистине, Хиляль бин Умаййа — беспомощный старик, так неужели же ты не хочешь, чтобы я служила ему?” Он сказал: “Нет(, ты можешь служить ему), но он ни в коем случае не должен приближаться к тебе!”[20] (На это) она сказала: “Клянусь Аллахом, он ни о чём и не помышляет, и клянусь Аллахом, с тех пор, как это началось и до сих пор он только и делает, что плачет!”

После этого один из членов моей семьи сказал мне: “Обратился бы и ты к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, с просьбой разрешить твоей жене (прислуживать тебе), ведь он разрешил делать это жене Хиляля бин Умаййи”. (В ответ) я сказал: “Не стану я обращаться к  посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, с такой просьбой, ибо не знаю, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, скажет на это, ведь я ещё молод!”

И я оставался в подобном положении ещё десять ночей, так что когда они истекли, прошло уже пятьдесят ночей с тех пор, как людям было запрещено разговаривать с нами. А после того, как на исходе пятидесятой ночи я совершил утреннюю молитву на крыше одного из наших домов и сидел там, пребывая в том состоянии, о котором упомянул Аллах Всевышний[21], и душа моя сжималась, а земля казалась тесной, несмотря на её обширность, я неожиданно услышал голос человека, забравшегося на гору Саль’[22] и кричавшего оттуда во весь голос: “О Ка’б бин Малик, радуйся!” (Услышав это,) я склонился в земном поклоне, так как понял, что пришло облегчение. (И действительно, оказалось, что) во время утренней молитвы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, объявил (людям) о том, что Аллах Всемогущий и Великий принял наше покаяние, после чего люди поспешили донести до нас эту радостную весть. (Некоторые из них) направились к двум моим товарищам, а ко мне поскакал всадник. Но ко мне поспешил также и (другой человек) из племени аслам, который взобрался на гору и голос которого оказался быстрее коня. А когда тот человек, голос которого я услышал, сам пришёл ко мне с этой радостной вестью, я снял с себя обе свои одежды и надел их на него в знак благодарности за это. Клянусь Аллахом, в то время у меня ничего другого из одежды не было, и поэтому я одолжил две одежды,[23] надел их и отправился к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, а по пути люди встречали меня толпами, поздравляя меня с тем(, что Аллах принял моё) покаяние и говоря мне: “Во благо тебе то, что Аллах принял твоё покаяние!”

Войдя в мечеть, я увидел посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сидевшего там в окружении людей. Что же касается Тальхи бин Убайдаллаха, то он вскочил (со своего места), бросился ко мне и стал пожимать мне руки и поздравлять меня. Клянусь Аллахом, никто из мухаджиров,[24] кроме него, не встал, и Каб  никогда не забудет этого Тальхе!

Ка’б сказал:

«А после того, как я приветствовал посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, он сказал: “Радуйся лучшему из дней твоих с  тех пор, как мать твоя родила тебя!”, — и лицо его при этом сияло от радости. Я спросил: “Это от тебя, о посланник Аллаха, или же от Аллаха?”[25], — (на что) он ответил: “Нет, это — от Всемогущего и Великого Аллаха!” Когда посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, что-нибудь радовало, лицо его озарялось и становилось подобным кусочку луны, о чём всем нам было известно. Сев перед ним, я сказал: “О посланник Аллаха, в (знак благодарности за то, что) моё покаяние (было принято,) я хочу раздать всё своё имущество бедным ради Аллаха и посланника Его!” (На это) посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Оставь часть его себе, ибо это будет лучше для тебя”. Тогда я сказал: “Я оставлю за собой мою долю Хайбара”.[26] И я сказал также: “О посланник Аллаха, поистине, Аллах спас[27] меня только благодаря (тому, что я сказал) правду, и (в знак благодарности за то, что) моё покаяние (было принято,) я до самой смерти не буду говорить ничего, кроме правды!”

И клянусь Аллахом, с тех пор, как я сказал это[28] посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, я не слышал о том, чтобы Аллах Всевышний оказал бы кому-либо из мусульман такое же великое благодеяние, какое Он оказал мне,[29] и клянусь Аллахом, с тех пор, как я сказал это посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и до сего дня я ни разу не солгал намеренно. И, поистине, я надеюсь, что Аллах Всевышний упасёт меня от этого и в дальнейшем!

(Ка’б) сказал:

«И Аллах Всевышний ниспослал (такие аяты): “Аллах обратился[30] к пророку, и мухаджирам и ансарам, которые последовали за ним в трудный час[31] после того, как сердца некоторых из них едва не отклонились,[32] (однако) потом Он обратился (и) к ним.[33] Поистине, по отношению к ним Он — Сострадательный, Милосердный.

(И Он обратился также и к тем) троим, которые были оставлены.[34] После того, как (охватила их такая скорбь, что) земля со всеми её просторами стала для них тесной, и сжались их души и они решили, что нет убежища от Аллаха, кроме (обращения) к Нему, Он обратился к ним, чтобы они приносили покаяние (и впредь). Поистине, Аллах — Он Приемлющий покаяние, Милосердный!

О те, кто уверовал, бойтесь Аллаха и будьте вместе с правдивыми!”»[35]

Ка’б сказал:

«Клянусь Аллахом, после того, как Аллах указал мне путь к исламу, наибольшим благодеянием, которое Он оказал мне, стало то, что я был правдив с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и не солгал ему(, поскольку в таком случае) я бы погиб, как погибли те, которые солгали, ведь, поистине, ниспослав откровение, Аллах Всевышний сказал о лгавших наихудшее из того, что говорил Он о ком бы то ни было. Аллах Всевышний сказал:

“Они станут клясться вам Аллахом, когда вы вернётесь к ним, чтобы вы отступились от них, так отступитесь же от них, ведь, поистине, они — скверна[36], а убежищем для них станет ад в качестве воздаяния за то, что они совершали. Они станут клястсься вам, чтобы вы остались довольны ими, но если даже вы и останетесь довольны ими, то Аллах, поистине, не будет доволен людьми нечестивыми!”[37]

Ка’б сказал:

— Мы трое были оставлены в отличие от тех, клятвы которых принял посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, когда они клялись ему, и для которых просил прощения у Аллаха. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, откладывал (решение) нашего дела до тех пор, пока Сам Аллах Всевышний не вынес Своего решения об этом, и об этом Аллах Всевышний сказал:

“(И Он обратился также и к тем) троим, которые были оставлены”.[38]

(Имеющееся в этом аяте) упоминание о том, что мы были оставлены, касается не того, что мы остались (в Медине и не приняли участия) в походе, а того, что (пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) оставил нас, отложив решение нашего дела, в отличие от тех, кто клялся ему и оправдывался перед ним и чьи оправдания он принял. Этот хадис передали аль-Бухари 4418 и Муслим 2769.

وفي رواية : أنَّ النَّبيّ — صلى الله عليه وسلم — خَرَجَ في غَزْوَةِ تَبْوكَ يَومَ الخَميسِ وكانَ يُحِبُّ أنْ يخْرُجَ يومَ الخمِيس .

В другой версии (этого хадиса сообщается, что Ка’б сказал):

— Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, выступил в поход на Табук в четверг, и он вообще любил отправляться в путь по четвергам.

وفي رواية : وكانَ لاَ يقْدمُ مِنْ سَفَرٍ إلاَّ نَهَاراً في الضُّحَى ، فإِذَا قَدِمَ بَدَأَ بالمَسْجِدِ فَصَلَّى فِيهِ رَكْعَتَيْنِ ثُمَّ جَلَسَ فِيهِ .

В третьей версии (этого хадиса сообщается, что Ка`б сказал):

— И (пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) возвращался из своих поездок только днём, а именно — утром (духа)[39]sahih-1


[1] Пророк, да благословит его Аллах  и да приветствует, принимал участие в двадцати семи военных походах мусульман и лично сражался с врагами в девяти сражениях.

[2] Бадр — название местности в 150 километрах к  юго-западу от Медины,  где было несколько колодцев. 15 или 17 марта 624 года там состоялось сражение между мусульманами и превосходящими силами курайшитов, в котором мусульмане одержали свою первую крупную военную победу. Все участники этого сражения в дальнейшем пользовались особым уважением и почётом.

[3] Название места в окрестностях Мекки, где в 620 (“первая Акаба”) и в 621 году (“вторая Акаба”) пророк, да благословит его Аллах и приветствует, тайно встречался со своими сторонниками (ансарами) из Медины. В данном случае речь идёт о “второй Акабе.”

[4] Ка`б, да будет доволен им Аллах, ставил участие во “второй Акабе” выше участия в битве при Бадре, поскольку встреча в Акабе состоялась ещё до переселения  пророка, да благословит его Аллах и да  приветствует,  из  Мекки в Медину.

[5] От врагов.

[6] То есть: объявил открыто об истинной цели похода.

[7] То есть: принять участие в походе вместе с другими.

[8] Иначе говоря, не принявших участие в этом походе.

[9] Имеется в виду дорогая одежда.

[10] Са’ —  мера объёма для сыпучих тел. Канонический  са’ равен 4,2125 литра.

[11] Лицемеры высмеивали всех бедняков, которые имели возможность делать только скромные пожертвования во время подготовки войска к походу на Табук.

[12] Ка’б имеет в виду, что он решил отказаться от ложных оправданий.

[13] То есть: Аллах укажет тебе на то, в чём я солгал, и я всё равно не смогу избежать твоего гнева.

[14] То есть: за то, что я скажу правду.

[15] То есть: а нашлись ли ещё такие люди, которые честно признались, что их поступку нет заслуживающих внимания оправданий?

[16] То есть: не отказываться от своих слов.

[17] Гассаниды — арабские князья, под властью которых находились земли от Евфрата до Акабского залива на Красном море на территории Шама.

[18] Обычно эти слова ставились после приветствий и благопожеланий.

[19] Имеется в виду пророк, да благословит его Аллах и приветствует.

[20] То есть: он не должен спать с тобой.

[21] Имеется в виду, что упоминание об этом есть в Коране.

[22] Гора Саль’ находится в окрестностях Медины.

[23] Ка’б одолжил эти две одежды у вышеупомянутого Абу Катады.

[24] Мухаджиры — мусульмане, переселившиеся из Мекки в Медину вместе с пророком, да  благословит его Аллах и приветствует.

[25] Ка’б спрашивает, от кого исходит прощение?

[26] Имеется в виду принадлежавший Ка’бу земельный надел в оазисе Хайбар.

[27] То есть: избавил меня от клейма позора за то, что я не принял участия в походе без уважительных причин.

[28] Имеется в виду обещание Ка’ба говорить только правду.

[29] Здесь имеется в  виду, что Аллах облегчил Ка’бу выполнение этого обещания.

[30] То есть: оказал им милость и принял их покаяние.

[31] Речь идёт о походе на Табук, проходившем в трудных условиях.

[32] Здесь имеются в виду те люди, которые из-за всевозможных трудностей едва не склонились к тому, чтобы отказаться от участия в походе на Табук.

[33] То есть: укрепил их, в результате чего они выполнли свой долг.

[34] Имеются в виду Ка’б бин Малик, Хиляль бин Умаййа и Мурара бин ар-Раби’, решение о которых  было принято пророком, да благословит его Аллах и приветствует, не сразу, а только после ниспослания данного аята, где сообщалось, что Аллах принял их покаяние.

[35] “Покаяние”, 117 — 119.

[36] Имеется в виду, что такие люди нечисты во всех отношениях.

[37] “Покаяние”, 95 — 96.

[38] “Покаяние”, 118.

[39] — Так называется период времени,  начинающийся  с того момента, когда солнце поднимается над горизонтом на высоту копья, и продолжающийся почти до полудня.

21 — وعن عبدِ الله بن كعبِ بنِ مالكٍ ، وكان قائِدَ كعبٍ — رضي الله عنه — مِنْ بَنِيهِ حِينَ عمِيَ ، قَالَ : سَمِعتُ كَعْبَ بنَ مالكٍ — رضي الله عنه — يُحَدِّثُ بحَديثهِ حينَ تَخلَّفَ عن رسولِ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — في غَزْوَةِ تَبُوكَ . قَالَ كعبٌ : لَمْ أتَخَلَّفْ عَنْ رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — في غَزْوَةٍ غزاها قط إلا في غزوة تَبُوكَ ، غَيْرَ أنّي قَدْ تَخَلَّفْتُ في غَزْوَةِ بَدْرٍ ، ولَمْ يُعَاتَبْ أَحَدٌ تَخَلَّفَ عَنْهُ ؛ إِنَّمَا خَرَجَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — والمُسْلِمُونَ يُريدُونَ عِيرَ قُرَيْشٍ حَتَّى جَمَعَ الله تَعَالَى بَيْنَهُمْ وبَيْنَ عَدُوِّهمْ عَلَى غَيْر ميعادٍ . ولَقَدْ شَهِدْتُ مَعَ رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — لَيلَةَ العَقَبَةِ حينَ تَوَاثَقْنَا عَلَى الإِسْلامِ ، وما أُحِبُّ أنَّ لي بِهَا مَشْهَدَ بَدْرٍ ، وإنْ كَانَتْ بدرٌ أذْكَرَ في النَّاسِ مِنْهَا . وكانَ مِنْ خَبَري حينَ تَخَلَّفْتُ عَنْ رسولِ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — في غَزْوَةِ تَبُوكَ أنِّي لم أكُنْ قَطُّ أَقْوى ولا أَيْسَرَ مِنِّي حِينَ تَخَلَّفْتُ عنْهُ في تِلكَ الغَزْوَةِ ، وَالله ما جَمَعْتُ قَبْلَهَا رَاحِلَتَيْنِ قَطُّ حَتَّى جَمَعْتُهُمَا في تِلْكَ الغَزْوَةِ وَلَمْ يَكُنْ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — يُريدُ غَزْوَةً إلاَّ وَرَّى  بِغَيرِها حَتَّى كَانَتْ تلْكَ الغَزْوَةُ ، فَغَزَاها رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — في حَرٍّ شَديدٍ ، واسْتَقْبَلَ سَفَراً بَعِيداً وَمَفَازاً ، وَاستَقْبَلَ عَدَداً كَثِيراً ، فَجَلَّى للْمُسْلِمينَ أمْرَهُمْ ليتَأهَّبُوا أُهْبَةَ غَزْوِهمْ فأَخْبرَهُمْ بوَجْهِهِمُ الَّذِي يُريدُ ، والمُسلِمونَ مَعَ رسولِ الله كثيرٌ وَلاَ يَجْمَعُهُمْ كِتَابٌ حَافِظٌ ( يُريدُ بذلِكَ الدّيوَانَ قَالَ كَعْبٌ : فَقَلَّ رَجُلٌ يُريدُ أنْ يَتَغَيَّبَ إلاَّ ظَنَّ أنَّ ذلِكَ سيخْفَى بِهِ ما لَمْ يَنْزِلْ فِيهِ وَحْيٌ مِنَ الله ، وَغَزا رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — تِلْكَ الغَزوَةَ حِينَ طَابَت الثِّمَارُ وَالظِّلالُ ، فَأنَا إلَيْهَا أصْعَرُ ، فَتَجَهَّزَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — وَالمُسْلِمُونَ مَعَهُ وطَفِقْتُ أغْدُو لكَيْ أتَجَهَّزَ مَعَهُ ، فأرْجِعُ وَلَمْ أقْضِ شَيْئاً ، وأقُولُ في نفسي : أنَا قَادرٌ عَلَى ذلِكَ إِذَا أَرَدْتُ ، فَلَمْ يَزَلْ يَتَمادى بي حَتَّى اسْتَمَرَّ بالنَّاسِ الْجِدُّ ، فأصْبَحَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — غَادياً والمُسْلِمُونَ مَعَهُ وَلَمْ أقْضِ مِنْ جِهَازي شَيْئاً ، ثُمَّ غَدَوْتُ فَرَجَعْتُ وَلَمْ أقْضِ شَيئاً ، فَلَمْ يَزَلْ يَتَمَادَى بي حَتَّى أسْرَعُوا وتَفَارَطَ الغَزْوُ ، فَهَمَمْتُ أنْ أرْتَحِلَ فَأُدْرِكَهُمْ ، فَيَا لَيْتَني فَعَلْتُ ، ثُمَّ لم يُقَدَّرْ ذلِكَ لي ، فَطَفِقْتُ إذَا خَرَجْتُ في النَّاسِ بَعْدَ خُرُوجِ رَسُولِ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — يَحْزُنُنِي أنِّي لا أرَى لي أُسْوَةً ، إلاّ رَجُلاً مَغْمُوصَاً عَلَيْهِ في النِّفَاقِ ، أوْ رَجُلاً مِمَّنْ عَذَرَ اللهُ تَعَالَى مِنَ الضُّعَفَاءِ ، وَلَمْ يَذْكُرْنِي رَسُولُ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — حَتَّى بَلَغَ تَبُوكَ ، فَقَالَ وَهُوَ جَالِسٌ في القَوْمِ بِتَبُوكَ : (( ما فَعَلَ كَعْبُ بْنُ مَالِكٍ ؟ )) فَقَالَ رَجُلٌ مِنْ بَنِي سَلِمَةَ : يا رَسُولَ اللهِ ، حَبَسَهُ بُرْدَاهُ والنَّظَرُ في عِطْفَيْهِ . فَقَالَ لَهُ مُعَاذُ بْنُ جَبَلٍ — رضي الله عنه — : بِئْسَ مَا قُلْتَ ! واللهِ يا رَسُولَ اللهِ مَا عَلِمْنَا عَلَيْهِ إلاَّ خَيْرَاً ، فَسَكَتَ رَسُولُ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — . فَبَيْنَا هُوَ عَلى ذَلِكَ رَأى رَجُلاً مُبْيِضاً يَزُولُ بِهِ السَّرَابُ ، فَقَالَ رَسُولُ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — : (( كُنْ أَبَا خَيْثَمَةَ )) ، فَإذَا هُوَ أبُو خَيْثَمَةَ الأنْصَارِيُّ وَهُوَ الَّذِي تَصَدَّقَ بِصَاعِ التَّمْرِ حِيْنَ لَمَزَهُ المُنَافِقُونَ . قَالَ كَعْبٌ : فَلَمَّا بَلَغَنِي أنَّ رَسُولَ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — قَدْ تَوَجَّهَ قَافِلاً مِنْ تَبُوكَ حَضَرَنِي بَثِّي ، فَطَفِقْتُ أتَذَكَّرُ الكَذِبَ وأقُولُ : بِمَ أخْرُجُ مِنْ سَخَطِهِ غَدَاً ؟ وأسْتَعِيْنُ عَلى ذَلِكَ بِكُلِّ ذِي رأْيٍ مِنْ أهْلِي ، فَلَمَّا قِيْلَ : إنَّ رَسُولَ اللهِ — صلى الله عليه وسلم — قّدْ أظَلَّ قَادِمَاً ، زَاحَ عَنّي البَاطِلُ حَتَّى عَرَفْتُ أَنِّي لَنْ أَنْجُوَ مِنْهُ بِشَيءٍ أَبَداً ، فَأجْمَعْتُ صدْقَهُ وأَصْبَحَ رَسُولُ الله — صلى الله عليه وسلم — قَادِماً ، وَكَانَ إِذَا قَدِمَ مِنْ سَفَرٍ بَدَأَ بِالمَسْجِدِ فَرَكَعَ فِيهِ رَكْعَتَيْنِ ثُمَّ جَلَسَ لِلنَّاسِ ، فَلَمَّا فَعَلَ ذلِكَ جَاءهُ المُخَلَّفُونَ يَعْتَذِرونَ إِلَيْه ويَحْلِفُونَ لَهُ ، وَكَانُوا بِضْعاً وَثَمانينَ رَجُلاً ، فَقَبِلَ مِنْهُمْ عَلانِيَتَهُمْ وَبَايَعَهُمْ واسْتَغْفَرَ لَهُمْ وَوَكَلَ سَرَائِرَهُمْ إِلى الله تَعَالَى ، حَتَّى جِئْتُ، فَلَمَّا سَلَّمْتُ تَبَسَّمَ تَبَسُّمَ المُغْضَبِ. ثُمَّ قَالَ : (( تَعَالَ )) ، فَجِئْتُ أمْشي حَتَّى جَلَسْتُ بَيْنَ يَدَيْهِ ، فقالَ لي : (( مَا خَلَّفَكَ ؟ ألَمْ تَكُنْ قَدِ ابْتَعْتَ ظَهْرَكَ ؟ )) قَالَ : قُلْتُ : يَا رسولَ الله ، إنّي والله لَوْ جَلَسْتُ عِنْدَ غَيْرِكَ مِنْ أهْلِ الدُّنْيَا لَرَأيتُ أنِّي سَأخْرُجُ مِنْ سَخَطِهِ بِعُذْرٍ ؛ لقَدْ أُعْطِيتُ جَدَلاً ، ولَكِنِّي والله لَقَدْ عَلِمْتُ لَئِنْ حَدَّثْتُكَ اليوم حَدِيثَ كَذبٍ تَرْضَى به عنِّي لَيُوشِكَنَّ الله أن يُسْخِطَكَ عَلَيَّ ، وإنْ حَدَّثْتُكَ حَدِيثَ صِدقٍ تَجِدُ عَلَيَّ فِيهِ إنّي لأَرْجُو فِيهِ عُقْبَى الله — عز وجل — ، والله ما كَانَ لي مِنْ عُذْرٍ ، واللهِ مَا كُنْتُ قَطُّ أَقْوَى وَلاَ أَيْسَرَ مِنِّي حِينَ تَخَلَّفْتُ عَنْكَ . قَالَ : فقالَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — : (( أمَّا هَذَا فقَدْ صَدَقَ ، فَقُمْ حَتَّى يَقْضِيَ اللهُ فيكَ )) . وَسَارَ رِجَالٌ مِنْ بَنِي سَلِمَة فاتَّبَعُوني فَقالُوا لِي : واللهِ مَا عَلِمْنَاكَ أذْنَبْتَ ذَنْباً قَبْلَ هذَا لَقَدْ عَجَزْتَ في أنْ لا تَكونَ اعتَذَرْتَ إِلَى رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — بما اعْتَذَرَ إليهِ المُخَلَّفُونَ ، فَقَدْ كَانَ كَافِيكَ ذَنْبَكَ اسْتِغْفَارُ رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — لَكَ . قَالَ : فَوالله ما زَالُوا يُؤَنِّبُونَنِي حَتَّى أَرَدْتُّ أَنْ أرْجعَ إِلَى رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — فأُكَذِّبَ نَفْسِي ، ثُمَّ قُلْتُ لَهُمْ : هَلْ لَقِيَ هذَا مَعِيَ مِنْ أَحَدٍ ؟ قَالُوا : نَعَمْ ، لَقِيَهُ مَعَكَ رَجُلانِ قَالاَ مِثْلَ مَا قُلْتَ ، وَقيلَ لَهُمَا مِثْلَ مَا قيلَ لَكَ ، قَالَ : قُلْتُ : مَنْ هُما ؟ قَالُوا : مُرَارَةُ بْنُ الرَّبيع الْعَمْرِيُّ ، وهِلاَلُ ابنُ أُمَيَّةَ الوَاقِفِيُّ ؟ قَالَ : فَذَكَرُوا لِي رَجُلَينِ صَالِحَينِ قَدْ شَهِدَا بَدْراً فيهِما أُسْوَةٌ ، قَالَ : فَمَضَيْتُ حِينَ ذَكَرُوهُما لِي . ونَهَى رَسُول الله — صلى الله عليه وسلم — عَنْ كَلامِنا أيُّهَا الثَّلاثَةُ مِنْ بَيْنِ مَنْ تَخَلَّفَ عَنْهُ ، فاجْتَنَبَنَا النَّاسُ — أوْ قَالَ : تَغَيَّرُوا لَنَا — حَتَّى تَنَكَّرَتْ لي في نَفْسي الأَرْض ، فَمَا هِيَ بالأرْضِ الَّتي أعْرِفُ ، فَلَبِثْنَا عَلَى ذلِكَ خَمْسِينَ لَيْلَةً . فَأمّا صَاحِبَايَ فَاسْتَكَانا وقَعَدَا في بُيُوتِهِمَا يَبْكيَان . وأمَّا أنَا فَكُنْتُ أشَبَّ الْقَومِ وأجْلَدَهُمْ فَكُنْتُ أخْرُجُ فَأشْهَدُ الصَّلاَةَ مَعَ المُسْلِمِينَ ، وأطُوفُ في الأَسْوَاقِ وَلا يُكَلِّمُنِي أَحَدٌ ، وَآتِي رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — فأُسَلِّمُ عَلَيْهِ وَهُوَ في مَجْلِسِهِ بَعْدَ الصَّلاةِ ، فَأَقُولُ في نَفسِي : هَلْ حَرَّكَ شَفَتَيْه برَدِّ السَّلام أَمْ لاَ ؟ ثُمَّ أُصَلِّي قَريباً مِنْهُ وَأُسَارِقُهُ النَّظَرَ ، فَإِذَا أقْبَلْتُ عَلَى صَلاتِي نَظَرَ إلَيَّ وَإِذَا الْتَفَتُّ نَحْوَهُ أعْرَضَ عَنِّي ، حَتَّى إِذَا طَال ذلِكَ عَلَيَّ مِنْ جَفْوَةِ المُسْلِمينَ مَشَيْتُ حَتَّى تَسَوَّرْتُ جِدارَ حائِط أبي قَتَادَةَ وَهُوَ ابْنُ عَمِّي وأَحَبُّ النَّاس إِلَيَّ ، فَسَلَّمْتُ عَلَيهِ فَوَاللهِ مَا رَدَّ عَليَّ السَّلامَ ، فَقُلْتُ لَهُ : يَا أَبَا قَتَادَةَ ، أنْشُدُكَ بالله هَلْ تَعْلَمُنِي أُحِبُّ الله وَرَسُولَهُ — صلى الله عليه وسلم — ؟ فَسَكَتَ ، فَعُدْتُ فَنَاشَدْتُهُ فَسَكَتَ ، فَعُدْتُ فَنَاشَدْتُهُ، فَقَالَ : اللهُ ورَسُولُهُ أَعْلَمُ. فَفَاضَتْ عَيْنَايَ ، وَتَوَلَّيْتُ حَتَّى تَسَوَّرْتُ الجِدَارَ ، فَبَيْنَا أَنَا أمْشِي في سُوقِ الْمَدِينة إِذَا نَبَطِيٌّ مِنْ نَبَطِ أهْلِ الشَّام مِمّنْ قَدِمَ بالطَّعَامِ يَبيعُهُ بِالمَدِينَةِ يَقُولُ : مَنْ يَدُلُّ عَلَى كَعْبِ بْنِ مَالِكٍ ؟ فَطَفِقَ النَّاسُ يُشِيرُونَ لَهُ إلَيَّ حَتَّى جَاءنِي فَدَفَعَ إِلَيَّ كِتَاباً مِنْ مَلِكِ غَسَّانَ ، وَكُنْتُ كَاتباً . فَقَرَأْتُهُ فإِذَا فِيهِ : أَمَّا بَعْدُ، فإِنَّهُ قَدْ بَلَغَنا أنَّ صَاحِبَكَ قَدْ جَفَاكَ وَلَمْ يَجْعَلْكَ اللهُ بدَارِ هَوانٍ وَلاَ مَضْيَعَةٍ ، فَالْحَقْ بنَا نُوَاسِكَ ، فَقُلْتُ حِينَ قَرَأْتُهَا : وَهَذِهِ أَيضاً مِنَ البَلاءِ ، فَتَيَمَّمْتُ بهَا التَّنُّورَ فَسَجَرْتُهَا ، حَتَّى إِذَا مَضَتْ أَرْبَعُونَ مِنَ الْخَمْسينَ وَاسْتَلْبَثَ الْوَحْيُ إِذَا رسولُ رسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — يَأتِيني ، فَقالَ : إنَّ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — يَأمُرُكَ أنْ تَعْتَزِلَ امْرَأتَكَ ، فَقُلْتُ : أُطَلِّقُهَا أمْ مَاذَا أفْعَلُ ؟ فَقالَ : لاَ ، بَلِ اعْتَزِلْهَا فَلاَ تَقْرَبَنَّهَا ، وَأَرْسَلَ إِلَى صَاحِبَيَّ بِمِثْلِ ذلِكَ . فَقُلْتُ لامْرَأتِي : الْحَقِي بِأهْلِكِ فَكُوني عِنْدَهُمْ حَتَّى يَقْضِيَ اللهُ في هَذَا الأمْرِ . فَجَاءتِ امْرَأةُ هِلاَلِ بْنِ أُمَيَّةَ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — فَقَالَتْ لَهُ : يَا رَسُولَ الله ، إنَّ هِلاَلَ بْنَ أمَيَّةَ شَيْخٌ ضَائِعٌ لَيْسَ لَهُ خَادِمٌ ، فَهَلْ تَكْرَهُ أنْ أخْدُمَهُ ؟ قَالَ : (( لاَ ، وَلَكِنْ لاَ يَقْرَبَنَّكِ )) فَقَالَتْ : إِنَّهُ واللهِ ما بِهِ مِنْ حَرَكَةٍ إِلَى شَيْءٍ ، وَوَالله مَا زَالَ يَبْكِي مُنْذُ كَانَ مِنْ أمْرِهِ مَا كَانَ إِلَى يَومِهِ هَذَا . فَقَالَ لي بَعْضُ أهْلِي : لَو اسْتَأْذَنْتَ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — في امْرَأَتِكَ فَقَدْ أَذِن لاِمْرَأةِ هلاَل بْنِ أمَيَّةَ أنْ تَخْدُمَهُ ؟ فَقُلْتُ : لاَ أسْتَأذِنُ فيها رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — ، وَمَا يُدْرِيني مَاذَا يقُول رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — إِذَا اسْتَأْذَنْتُهُ ، وَأَنَا رَجُلٌ شَابٌ ! فَلَبِثْتُ بِذَلِكَ عَشْرَ لَيَالٍ فَكَمُلَ لَنا خَمْسُونَ لَيْلَةً مِنْ حِينَ نُهِيَ عَنْ كَلاَمِنا ، ثُمَّ صَلَّيْتُ صَلاَةَ الْفَجْرِ صَبَاحَ خَمْسِينَ لَيْلَةً عَلَى ظَهْرِ بَيْتٍ مِنْ بُيُوتِنَا ، فَبَيْنَا أَنَا جَالِسٌ عَلَى الْحالِ الَّتي ذَكَرَ الله تَعَالَى مِنَّا ، قَدْ ضَاقَتْ عَلَيَّ نَفْسي وَضَاقَتْ عَلَيَّ الأرْضُ بِمَا رَحُبَتْ ، سَمِعْتُ صَوْتَ صَارِخٍ أوفَى عَلَى سَلْعٍ يَقُولُ بِأعْلَى صَوتِهِ : يَا كَعْبَ بْنَ مَالِكٍ أبْشِرْ ، فَخَرَرْتُ سَاجِداً ، وَعَرَفْتُ أنَّهُ قَدْ جَاءَ فَرَجٌ . فآذَنَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — النَّاسَ بِتَوْبَةِ الله — عز وجل — عَلَيْنَا حِينَ صَلَّى صَلاةَ الفَجْر فَذَهَبَ النَّاسُ يُبَشِّرُونَنَا ، فَذَهَبَ قِبَلَ صَاحِبَيَّ مُبَشِّرونَ وَرَكَضَ رَجُلٌ إِلَيَّ فَرَساً وَسَعَى سَاعٍ مِنْ أسْلَمَ قِبَلِي ، وَأَوْفَى عَلَى الْجَبَلِ ، فَكانَ الصَّوْتُ أسْرَعَ مِنَ الفَرَسِ ، فَلَمَّا جَاءني الَّذِي سَمِعْتُ صَوْتَهُ يُبَشِّرُني نَزَعْتُ لَهُ ثَوْبَيَّ فَكَسَوْتُهُمَا إيَّاهُ بِبشارته، وَاللهِ مَا أمْلِكُ غَيْرَهُمَا يَوْمَئِذٍ ، وَاسْتَعَرْتُ ثَوْبَيْنِ فَلَبسْتُهُما ، وَانْطَلَقْتُ أتَأمَّمُ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — يَتَلَقَّاني النَّاسُ فَوْجاً فَوْجاً يُهنِّئونَني بالتَّوْبَةِ وَيَقُولُونَ لِي : لِتَهْنِكَ تَوْبَةُ الله عَلَيْكَ . حَتَّى دَخَلْتُ الْمَسْجِدَ فَإِذَا رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — جَالِسٌ حَوْلَه النَّاسُ ، فَقَامَ طَلْحَةُ بْنُ عُبَيْدِ اللهِ — رضي الله عنه — يُهَرْوِلُ حَتَّى صَافَحَني وَهَنَّأَنِي ، والله مَا قَامَ رَجُلٌ مِنَ المُهَاجِرينَ غَيرُهُ — فَكَانَ كَعْبٌ لاَ يَنْسَاهَا لِطَلْحَةَ — .
قَالَ كَعْبٌ : فَلَمَّا سَلَّمْتُ عَلَى رَسُولِ الله — صلى الله عليه وسلم — قَالَ وَهُوَ يَبْرُقُ وَجْهُهُ مِنَ السُّرُور : (( أبْشِرْ بِخَيْرِ يَومٍ مَرَّ عَلَيْكَ مُذْ وَلَدَتْكَ أُمُّكَ )) فَقُلْتُ : أمِنْ عِنْدِكَ يَا رَسُول الله أَمْ مِنْ عِندِ الله ؟ قَالَ : (( لاَ ، بَلْ مِنْ عِنْدِ الله — عز وجل — )) ، وَكَانَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — إِذَا سُرَّ اسْتَنَارَ وَجْهُهُ حَتَّى كَأَنَّ وَجْهَهُ قِطْعَةُ قَمَرٍ وَكُنَّا نَعْرِفُ ذلِكَ مِنْهُ ، فَلَمَّا جَلَسْتُ بَيْنَ يَدَيْهِ قُلْتُ : يَا رسولَ الله ، إنَّ مِنْ تَوْبَتِي أنْ أنْخَلِعَ مِنْ مَالِي صَدَقَةً إِلَى اللهِ وَإِلَى رَسُولهِ . فَقَالَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — : (( أمْسِكَ عَلَيْكَ بَعْضَ مَالِكَ فَهُوَ خَيْرٌ لَكَ )) . فقلتُ : إِنِّي أُمْسِكُ سَهْمِي الَّذِي بِخَيبَر . وَقُلْتُ : يَا رسولَ الله ، إنَّ الله تَعَالَى إِنَّمَا أنْجَانِي بالصِّدْقِ ، وإنَّ مِنْ تَوْبَتِي أنْ لا أُحَدِّثَ إلاَّ صِدْقاً مَا بَقِيتُ ، فوَالله مَا عَلِمْتُ أَحَداً مِنَ المُسْلِمينَ أبْلاهُ الله تَعَالَى في صِدْقِ الحَدِيثِ مُنْذُ ذَكَرْتُ ذلِكَ لِرسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — أحْسَنَ مِمَّا أبْلانِي الله تَعَالَى ، واللهِ مَا تَعَمَّدْتُ كِذْبَةً مُنْذُ قُلْتُ ذلِكَ لِرسولِ الله — صلى الله عليه وسلم — إِلَى يَومِيَ هَذَا ، وإنِّي لأرْجُو أنْ يَحْفَظَنِي الله تَعَالَى فيما بَقِيَ ، قَالَ : فأَنْزَلَ الله تَعَالَى : { لَقَدْ تَابَ اللهُ عَلَى النَّبِيِّ وَالْمُهَاجِرِينَ وَالأَنْصَارِ الَّذِينَ اتَّبَعُوهُ فِي سَاعَةِ الْعُسْرَةِ } حَتَّى بَلَغَ : { إِنَّهُ بِهِمْ رَؤُوفٌ رَحِيم وَعَلَى الثَّلاثَةِ الَّذِينَ خُلِّفُوا حَتَّى إِذَا ضَاقَتْ عَلَيْهِمُ الأَرْضُ بِمَا رَحُبَتْ } حَتَّى بَلَغَ : { اتَّقُوا اللهَ وَكُونُوا مَعَ الصَّادِقِينَ } [ التوبة : 117-119 ] قَالَ كَعْبٌ : واللهِ ما أنْعَمَ الله عَليَّ مِنْ نعمةٍ قَطُّ بَعْدَ إذْ هَدَاني اللهُ للإِسْلامِ أَعْظَمَ في نَفْسِي مِنْ صِدقِي رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — أنْ لا أكونَ كَذَبْتُهُ ، فَأَهْلِكَ كما هَلَكَ الَّذينَ كَذَبُوا ؛ إنَّ الله تَعَالَى قَالَ للَّذِينَ كَذَبُوا حِينَ أنْزَلَ الوَحْيَ شَرَّ مَا قَالَ لأَحَدٍ ، فقال الله تَعَالَى : { سَيَحْلِفُونَ بِاللهِ لَكُمْ إِذَا انْقَلَبْتُمْ إِلَيْهِمْ لِتُعْرِضُوا عَنْهُمْ فَأَعْرِضُوا عَنْهُمْ إِنَّهُمْ رِجْسٌ وَمَأْوَاهُمْ جَهَنَّمُ جَزَاءً بِمَا كَانُوا يَكْسِبُونَ يَحْلِفُونَ لَكُمْ لِتَرْضَوْا عَنْهُمْ فَإِنْ تَرْضَوْا عَنْهُمْ فَإِنَّ اللهَ لا يَرْضَى عَنِ الْقَوْمِ الْفَاسِقِينَ } [ التوبة : 95-96 ] قَالَ كَعْبٌ : كُنّا خُلّفْنَا أيُّهَا الثَّلاَثَةُ عَنْ أمْرِ أُولئكَ الذينَ قَبِلَ مِنْهُمْ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — حِينَ حَلَفُوا لَهُ فَبَايَعَهُمْ وَاسْتَغْفَرَ لَهُمْ وأرجَأَ رسولُ الله — صلى الله عليه وسلم — أمْرَنَا حَتَّى قَضَى الله تَعَالَى فِيهِ بذِلكَ . قَالَ الله تَعَالَى : { وَعَلَى الثَّلاثَةِ الَّذِينَ خُلِّفُوا } وَليْسَ الَّذِي ذَكَرَ مِمَّا خُلِّفْنَا تَخلُّفُنَا عن الغَزْو ، وإنَّمَا هُوَ تَخْلِيفُهُ إيّانا وإرْجَاؤُهُ أمْرَنَا عَمَّنْ حَلَفَ لَهُ واعْتَذَرَ إِلَيْهِ فقبِلَ مِنْهُ ). مُتَّفَقٌ عليه .

21 — Передают со слов ‘Абдуллаха бин Ка’ба бин Малика, являвшегося тем сыном Ка’ба, да будет доволен им Аллах, который стал для него поводырём, когда он ослеп, что он слышал, рассказ Ка’ба бин Малика, да будет доволен им Аллах, о том, как он остался (в Медине, не приняв участия) в походе на Табук вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Ка’б сказал:

«Я не пропустил ни одного военного похода(, в котором принимал участие) посланник Аллаха[1], да благословит его Аллах и приветствует, за исключением похода на Табук. Впрочем, я не был с ним и во время битвы при Бадре,[2] однако (тогда) никто из оставшихся не подвергся порицанию, поскольку посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, выступил (из Медины) вместе с (другими) мусульманами только для того, чтобы (захватить торговый) караван курайшитов, а Аллах свёл их с врагами(, с которыми они не договаривались об этом. Кроме того,) я был вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в ночь Акабы,[3] когда мы дали клятву на верность исламу, и я бы не променял Акабу на битву при Бадре, несмотря на то, что что битва при Бадре пользуется среди людей большей известностью.[4]

Что касается моей истории, когда я не пошёл вместе с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в поход на Табук, то, поистине, никогда я не был столь силён и хорошо обеспечен, как в то время, когда я не пошёл с ним в этот поход. Клянусь Аллахом, до этого никогда не имел я двух верблюдиц, но ко (времени) этого похода они у меня были. Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то желая выступить в поход (против кого-либо), он обязательно скрывал[5] (свои истинные намерения, показывая, что намеревается предпринять) другой поход. (Так было и на сей раз, и это продолжалось) до тех пор, пока не настало время этого похода, в который посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, выступил в страшную жару и в котором его ждали дальний путь, безводная пустыня и множество врагов. И он разъяснил мусульманам суть дела[6], чтобы они могли подготовиться к этому походу, а потом объявил им, куда именно он хотел направиться, и с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, было так много мусульман, что количество их не поддавалось учёту.

Ка’б cказал:

«Те немногие, кто не пожелал появиться,[7] считали, что об этом никто не узнает, однако (это продолжалось лишь) до тех пор, пока о таком человеке не ниспосылалось откровение от Аллаха Всевышнего. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, выступил в этот поход в то время, когда плоды уже созрели, а (деревья) давали приятную тень, которая притягивала меня. И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вместе с другими мусульманами готовился (к этому походу), я же начал выходить (из дома) по утрам, чтобы готовиться вместе с ними, однако возвращался, ничего не сделав и говоря себе: “Я могу сделать это, если захочу”. И я продолжал поступать таким образом в то время как другие продолжали серьёзно (готовиться к выступлению). В конце концов посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, утром двинулся в путь вместе с (другими) мусульманами, а я так ничего и не сделал.  Тогда я (снова) вышел утром и вернулся, ничего не сделав (для подготовки), и пока я находился в подобном положении (участники похода), которые двигались быстро, успели уйти уже далеко, а я решил двинуться в путь и догнать их. О если бы мне удалось сделать это! Однако это было мне не суждено. И когда после отъезда посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, я появлялся среди людей, меня всегда огорчало то, что я не встречал подобных себе[8], если не считать тех, кого обвиняли в лицемерии, или же тех слабых, которых оправдал Аллах Всевышний.

Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то он не вспоминал обо мне, пока не достиг Табука, а когда он уже находился там и сидел в окружении людей, то спросил: “А что сделал Ка’б бин Малик?” Один человек из племени бану салима сказал: “О посланник Аллаха, задержали его две его одежды[9] и его высокомерие”. Тогда Му’аз бин Джабаль, да будет доволен им Аллах, сказал: “Как плохо ты сказал! Клянусь Аллахом, о посланник Аллаха, нам известно о нём только хорошее!” Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ничего не сказал и в этот момент он увидел в полуденном мареве какого-то человека в белых одеждах. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Должно быть, это Абу Хайсама”, — и действительно, это был Абу Хайсама аль-Ансари, тот самый, которого лицемеры стали высмеивать за то, что он пожертвовал только один са’[10] фиников.[11]

Ка’б сказал:

«А когда я узнал о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, уже возвращается из Табука, меня охватила сильная скорбь и я стал придумывать ложные (оправдания), говоря (себе): “Как мне избежать его гнева завтра?”, — и обращаясь за помощью в этом к каждому мудрому из членов своей семьи. Когда же (люди) стали говорить, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, находится уже совсем близко (от Медины, всё) ложное ушло от меня[12], я понял, что мне ни за что не спастись от (его гнева) с помощью лжи, и решил сказать правду.

Утром посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вернулся (в Медину), а когда он возвращался после какой-нибудь поездки, то обычно,  прежде всего, приходил в мечеть, совершал молитву в два раката, а потом (некоторое время) сидел там с людьми. И когда он сделал всё это, к нему явились люди, оставшиеся (в Медине), которые принялись оправдываться, подкрепляя свои оправдания клятвами. Таких набралось более восьмидесяти человек, и он принял их оправдания и клятвы, обратился к Аллаху с мольбой о том, чтобы Он простил их, и предоставил Аллаху судить об их сокровенных мыслях. А потом к нему подошёл я и когда я приветствовал его, он улыбнулся улыбкой человека, скрывающего свой гнев, и сказал: “Подойди”. И тогда я подошёл (ближе) и сел перед ним, а он спросил: “Что заставило тебя остаться? Разве ты не купил верблюдов?”

(Ка’б) сказал:

«Я сказал: “О посланник Аллаха! Клянусь Аллахом, если бы сидел я сейчас перед любым другим человеком, то думаю, что смог бы избежать его гнева с помощью (ложных) оправданий, ибо я наделён красноречием, но, клянусь Аллахом, я понял, что если сегодня я солгу тебе, а ты удовлетворишься этим, то Аллах всё равно сделает так, что уже скоро ты разгневаешься на меня[13]. Если же я скажу тебе правду, ты разгневаешься на меня за это (уже сейчас), но я надеюсь, что за это[14] Аллах Всемогущий и Великий (приведёт) меня к благому исходу! Клянусь Аллахом, нет у меня никаких оправданий, и клянусь Аллахом, когда я остался, был я силён и обеспечен как никогда!”»

Ка’б сказал:

«Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Что касается этого, то он сказал правду. Вставай же (и жди), пока Аллах не примет о тебе решения”. И (после этого) ко мне устремились люди из племени бану салима, которые последовали за мной и стали говорить мне: “Клянёмся Аллахом, раньше мы не знали за тобой никаких грехов, и ты оказался не в состоянии оправдаться перед посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, так же, как это сделали другие оставшиеся, а ведь для (того, чтобы искупить твой грех,) посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, достаточно было бы обращения к Аллаху с мольбой о твоём прощении!”»

(Ка’б) сказал:

«И клянусь Аллахом, они продолжали упрекать меня (так сильно, что в конце концов) мне захотелось вернуться к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сказать ему, что я говорил неправду, а потом я спросил их: “А случилось ли ещё с кем-нибудь то же, что и со мной?”[15] Они сказали: “Да, ещё двое сказали то же, что говорил ты, и им было сказано то же самое, что сказали тебе”».

(Ка’б) сказал:

«Я спросил: “Кто же эти двое?” Они сказали: “(Это -) Мурара бин Раби’а аль-‘Амири и Хиляль бин Умаййа аль-Вакифи”».

(Ка’б) сказал:

«(Сказав это,) они назвали мне (имена) двух праведных людей, принимавших участие в битве при Бадре, и я сказал: “Мне следует брать с них пример”».

(Ка’б) сказал:

«И после того, как они назвали мне (имена) этих двоих, я решил (ничего не менять).[16] Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то изо всех  оставшихся (в Медине) он запретил (людям) разговаривать только с нами тремя».

(Ка’б) сказал:

«И люди стали сторониться нас (или же он сказал: … и люди изменили своё отношение к нам…) и даже земля(, на которой я жил,) стала для меня неузнаваемой, ибо это была не та земля, которую я знал (прежде). В подобном положении мы провели пятьдесят дней. Что касается двух моих товарищей, то они проявляли смирение, сидели у себя дома и плакали, я же был моложе и сильнее их и поэтому я выходил (из дома), принимал участие в молитвах вместе с (другими) мусульманами и ходил по рынкам, и никто не разговаривал со мной! И я подходил к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, приветствуя его, когда он сидел среди людей после молитвы, и спрашивая себя: “Пошевелил ли он своими губами в ответ на моё приветствие или нет?” А потом я молился рядом с ним, украдкой посматривая на него, и когда я был занят молитвой, он смотрел на меня, когда же я поворачивался в его сторону, он отворачивался от меня.

(Однажды,) когда я провёл уже много времени, сталкиваясь с подобной отчуждённостью со стороны мусульман, я (вышел из дома и) шёл(, пока не добрался до) ограды сада Абу Катады, моего двоюродного брата, которого я любил больше всех людей. Забравшись на эту ограду, я обратился к нему с приветствием, и клянусь Аллахом, он не ответил на моё приветствие! Тогда я сказал ему: “О Абу Катада, заклинаю тебя Аллахом, (скажи,) известно ли тебе о том, что я люблю Аллаха и Его посланника, да благословит его Аллах и приветствует?” Он промолчал, а я снова стал заклинать его Аллахом, но он хранил молчание. Я ещё раз повторил свои слова, и на этот раз он сказал: “Аллах и Его посланник знают об этом лучше!” Тогда мои глаза наполнились слезами, и я вернулся, снова перебравшись через ограду.

А проходя по рынку Медины (некоторое время спустя), я вдруг услышал, как один из крестьян Шама, которые были христианами и привозили в Медину продовольствие на продажу, говорит: “Кто отведёт меня к Ка’бу бин Малику?” И люди указывали ему на меня до тех пор, пока он не подошёл ко мне, вручив послание от правителя из числа гассанидов.[17] Я был писцом и прочёл это послание, и оказалось, что там (было написано следующее): “А затем[18]: Поистине, дошло до нас, что твой друг[19] стал чуждаться тебя, однако Аллах не допустит, чтобы тобою пренебрегали или ущемляли твои права. Присоединяйся же к нам, и мы утешим тебя!” Прочитав это послание, я сказал (себе): “И это тоже испытание”, — после чего подошёл к печи и разжёг им в ней огонь.

Откровение Аллаха всё не приходило, а когда прошло сорок дней из пятидесяти, ко мне неожиданно явился посланец от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который сказал: “Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, велит тебе не приближаться к твоей жене!” Я спросил: “Я должен развестись с ней? Или мне надо поступить как-нибудь иначе?” Он сказал: “Нет, просто сторонись её и ни в коем случае не приближайся к ней!” И пророк, да благословит его Аллах и приветствует, через посланца велел двум моим товарищам сделать то же самое. Тогда я сказал своей жене: “Отправляйся к своим родителям и оставайся у них, пока Аллах не вынесет Своё решение по этому делу”.

А потом к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пришла жена Хиляля бин Умаййи, которая сказала ему: “О посланник Аллаха, поистине, Хиляль бин Умаййа — беспомощный старик, так неужели же ты не хочешь, чтобы я служила ему?” Он сказал: “Нет(, ты можешь служить ему), но он ни в коем случае не должен приближаться к тебе!”[20] (На это) она сказала: “Клянусь Аллахом, он ни о чём и не помышляет, и клянусь Аллахом, с тех пор, как это началось и до сих пор он только и делает, что плачет!”

После этого один из членов моей семьи сказал мне: “Обратился бы и ты к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, с просьбой разрешить твоей жене (прислуживать тебе), ведь он разрешил делать это жене Хиляля бин Умаййи”. (В ответ) я сказал: “Не стану я обращаться к  посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, с такой просьбой, ибо не знаю, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, скажет на это, ведь я ещё молод!”

И я оставался в подобном положении ещё десять ночей, так что когда они истекли, прошло уже пятьдесят ночей с тех пор, как людям было запрещено разговаривать с нами. А после того, как на исходе пятидесятой ночи я совершил утреннюю молитву на крыше одного из наших домов и сидел там, пребывая в том состоянии, о котором упомянул Аллах Всевышний[21], и душа моя сжималась, а земля казалась тесной, несмотря на её обширность, я неожиданно услышал голос человека, забравшегося на гору Саль’[22] и кричавшего оттуда во весь голос: “О Ка’б бин Малик, радуйся!” (Услышав это,) я склонился в земном поклоне, так как понял, что пришло облегчение. (И действительно, оказалось, что) во время утренней молитвы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, объявил (людям) о том, что Аллах Всемогущий и Великий принял наше покаяние, после чего люди поспешили донести до нас эту радостную весть. (Некоторые из них) направились к двум моим товарищам, а ко мне поскакал всадник. Но ко мне поспешил также и (другой человек) из племени аслам, который взобрался на гору и голос которого оказался быстрее коня. А когда тот человек, голос которого я услышал, сам пришёл ко мне с этой радостной вестью, я снял с себя обе свои одежды и надел их на него в знак благодарности за это. Клянусь Аллахом, в то время у меня ничего другого из одежды не было, и поэтому я одолжил две одежды,[23] надел их и отправился к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, а по пути люди встречали меня толпами, поздравляя меня с тем(, что Аллах принял моё) покаяние и говоря мне: “Во благо тебе то, что Аллах принял твоё покаяние!”

Войдя в мечеть, я увидел посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сидевшего там в окружении людей. Что же касается Тальхи бин Убайдаллаха, то он вскочил (со своего места), бросился ко мне и стал пожимать мне руки и поздравлять меня. Клянусь Аллахом, никто из мухаджиров,[24] кроме него, не встал, и Каб  никогда не забудет этого Тальхе!

Ка’б сказал:

«А после того, как я приветствовал посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, он сказал: “Радуйся лучшему из дней твоих с  тех пор, как мать твоя родила тебя!”, — и лицо его при этом сияло от радости. Я спросил: “Это от тебя, о посланник Аллаха, или же от Аллаха?”[25], — (на что) он ответил: “Нет, это — от Всемогущего и Великого Аллаха!” Когда посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, что-нибудь радовало, лицо его озарялось и становилось подобным кусочку луны, о чём всем нам было известно. Сев перед ним, я сказал: “О посланник Аллаха, в (знак благодарности за то, что) моё покаяние (было принято,) я хочу раздать всё своё имущество бедным ради Аллаха и посланника Его!” (На это) посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Оставь часть его себе, ибо это будет лучше для тебя”. Тогда я сказал: “Я оставлю за собой мою долю Хайбара”.[26] И я сказал также: “О посланник Аллаха, поистине, Аллах спас[27] меня только благодаря (тому, что я сказал) правду, и (в знак благодарности за то, что) моё покаяние (было принято,) я до самой смерти не буду говорить ничего, кроме правды!”

И клянусь Аллахом, с тех пор, как я сказал это[28] посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, я не слышал о том, чтобы Аллах Всевышний оказал бы кому-либо из мусульман такое же великое благодеяние, какое Он оказал мне,[29] и клянусь Аллахом, с тех пор, как я сказал это посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и до сего дня я ни разу не солгал намеренно. И, поистине, я надеюсь, что Аллах Всевышний упасёт меня от этого и в дальнейшем!

(Ка’б) сказал:

«И Аллах Всевышний ниспослал (такие аяты): “Аллах обратился[30] к пророку, и мухаджирам и ансарам, которые последовали за ним в трудный час[31] после того, как сердца некоторых из них едва не отклонились,[32] (однако) потом Он обратился (и) к ним.[33] Поистине, по отношению к ним Он — Сострадательный, Милосердный.

(И Он обратился также и к тем) троим, которые были оставлены.[34] После того, как (охватила их такая скорбь, что) земля со всеми её просторами стала для них тесной, и сжались их души и они решили, что нет убежища от Аллаха, кроме (обращения) к Нему, Он обратился к ним, чтобы они приносили покаяние (и впредь). Поистине, Аллах — Он Приемлющий покаяние, Милосердный!

О те, кто уверовал, бойтесь Аллаха и будьте вместе с правдивыми!”»[35]

Ка’б сказал:

«Клянусь Аллахом, после того, как Аллах указал мне путь к исламу, наибольшим благодеянием, которое Он оказал мне, стало то, что я был правдив с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и не солгал ему(, поскольку в таком случае) я бы погиб, как погибли те, которые солгали, ведь, поистине, ниспослав откровение, Аллах Всевышний сказал о лгавших наихудшее из того, что говорил Он о ком бы то ни было. Аллах Всевышний сказал:

“Они станут клясться вам Аллахом, когда вы вернётесь к ним, чтобы вы отступились от них, так отступитесь же от них, ведь, поистине, они — скверна[36], а убежищем для них станет ад в качестве воздаяния за то, что они совершали. Они станут клястсься вам, чтобы вы остались довольны ими, но если даже вы и останетесь довольны ими, то Аллах, поистине, не будет доволен людьми нечестивыми!”[37]

Ка’б сказал:

— Мы трое были оставлены в отличие от тех, клятвы которых принял посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, когда они клялись ему, и для которых просил прощения у Аллаха. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, откладывал (решение) нашего дела до тех пор, пока Сам Аллах Всевышний не вынес Своего решения об этом, и об этом Аллах Всевышний сказал:

“(И Он обратился также и к тем) троим, которые были оставлены”.[38]

(Имеющееся в этом аяте) упоминание о том, что мы были оставлены, касается не того, что мы остались (в Медине и не приняли участия) в походе, а того, что (пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) оставил нас, отложив решение нашего дела, в отличие от тех, кто клялся ему и оправдывался перед ним и чьи оправдания он принял. Этот хадис передали аль-Бухари 4418 и Муслим 2769.

وفي رواية : أنَّ النَّبيّ — صلى الله عليه وسلم — خَرَجَ في غَزْوَةِ تَبْوكَ يَومَ الخَميسِ وكانَ يُحِبُّ أنْ يخْرُجَ يومَ الخمِيس .

В другой версии (этого хадиса сообщается, что Ка’б сказал):

— Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, выступил в поход на Табук в четверг, и он вообще любил отправляться в путь по четвергам.

وفي رواية : وكانَ لاَ يقْدمُ مِنْ سَفَرٍ إلاَّ نَهَاراً في الضُّحَى ، فإِذَا قَدِمَ بَدَأَ بالمَسْجِدِ فَصَلَّى فِيهِ رَكْعَتَيْنِ ثُمَّ جَلَسَ فِيهِ .

В третьей версии (этого хадиса сообщается, что Ка`б сказал):

— И (пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) возвращался из своих поездок только днём, а именно — утром (духа)[39]sahih-1


[1] Пророк, да благословит его Аллах  и да приветствует, принимал участие в двадцати семи военных походах мусульман и лично сражался с врагами в девяти сражениях.

[2] Бадр — название местности в 150 километрах к  юго-западу от Медины,  где было несколько колодцев. 15 или 17 марта 624 года там состоялось сражение между мусульманами и превосходящими силами курайшитов, в котором мусульмане одержали свою первую крупную военную победу. Все участники этого сражения в дальнейшем пользовались особым уважением и почётом.

[3] Название места в окрестностях Мекки, где в 620 (“первая Акаба”) и в 621 году (“вторая Акаба”) пророк, да благословит его Аллах и приветствует, тайно встречался со своими сторонниками (ансарами) из Медины. В данном случае речь идёт о “второй Акабе.”

[4] Ка`б, да будет доволен им Аллах, ставил участие во “второй Акабе” выше участия в битве при Бадре, поскольку встреча в Акабе состоялась ещё до переселения  пророка, да благословит его Аллах и да  приветствует,  из  Мекки в Медину.

[5] От врагов.

[6] То есть: объявил открыто об истинной цели похода.

[7] То есть: принять участие в походе вместе с другими.

[8] Иначе говоря, не принявших участие в этом походе.

[9] Имеется в виду дорогая одежда.

[10] Са’ —  мера объёма для сыпучих тел. Канонический  са’ равен 4,2125 литра.

[11] Лицемеры высмеивали всех бедняков, которые имели возможность делать только скромные пожертвования во время подготовки войска к походу на Табук.

[12] Ка’б имеет в виду, что он решил отказаться от ложных оправданий.

[13] То есть: Аллах укажет тебе на то, в чём я солгал, и я всё равно не смогу избежать твоего гнева.

[14] То есть: за то, что я скажу правду.

[15] То есть: а нашлись ли ещё такие люди, которые честно признались, что их поступку нет заслуживающих внимания оправданий?

[16] То есть: не отказываться от своих слов.

[17] Гассаниды — арабские князья, под властью которых находились земли от Евфрата до Акабского залива на Красном море на территории Шама.

[18] Обычно эти слова ставились после приветствий и благопожеланий.

[19] Имеется в виду пророк, да благословит его Аллах и приветствует.

[20] То есть: он не должен спать с тобой.

[21] Имеется в виду, что упоминание об этом есть в Коране.

[22] Гора Саль’ находится в окрестностях Медины.

[23] Ка’б одолжил эти две одежды у вышеупомянутого Абу Катады.

[24] Мухаджиры — мусульмане, переселившиеся из Мекки в Медину вместе с пророком, да  благословит его Аллах и приветствует.

[25] Ка’б спрашивает, от кого исходит прощение?

[26] Имеется в виду принадлежавший Ка’бу земельный надел в оазисе Хайбар.

[27] То есть: избавил меня от клейма позора за то, что я не принял участия в походе без уважительных причин.

[28] Имеется в виду обещание Ка’ба говорить только правду.

[29] Здесь имеется в  виду, что Аллах облегчил Ка’бу выполнение этого обещания.

[30] То есть: оказал им милость и принял их покаяние.

[31] Речь идёт о походе на Табук, проходившем в трудных условиях.

[32] Здесь имеются в виду те люди, которые из-за всевозможных трудностей едва не склонились к тому, чтобы отказаться от участия в походе на Табук.

[33] То есть: укрепил их, в результате чего они выполнли свой долг.

[34] Имеются в виду Ка’б бин Малик, Хиляль бин Умаййа и Мурара бин ар-Раби’, решение о которых  было принято пророком, да благословит его Аллах и приветствует, не сразу, а только после ниспослания данного аята, где сообщалось, что Аллах принял их покаяние.

[35] “Покаяние”, 117 — 119.

[36] Имеется в виду, что такие люди нечисты во всех отношениях.

[37] “Покаяние”, 95 — 96.

[38] “Покаяние”, 118.

[39] — Так называется период времени,  начинающийся  с того момента, когда солнце поднимается над горизонтом на высоту копья, и продолжающийся почти до полудня.

22 — وَعَنْ أبي نُجَيد — بضَمِّ النُّونِ وفتحِ الجيم — عِمْرَانَ بنِ الحُصَيْنِ الخُزَاعِيِّ رضي الله عنهما:

أنَّ امْرَأةً مِنْ جُهَيْنَةَ أتَتْ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — وَهِيَ حُبْلَى مِنَ الزِّنَى ، فقالتْ : يَا رسولَ الله ، أصَبْتُ حَدّاً فَأَقِمْهُ عَلَيَّ ، فَدَعَا نَبيُّ الله — صلى الله عليه وسلم — وَليَّها ، فقالَ : (( أَحْسِنْ إِلَيْهَا ، فإذا وَضَعَتْ فَأْتِني )) فَفَعَلَ فَأَمَرَ بهَا نبيُّ الله — صلى الله عليه وسلم — ، فَشُدَّتْ عَلَيْهَا ثِيَابُهَا، ثُمَّ أَمَرَ بِهَا فَرُجِمَتْ، ثُمَّ صَلَّى عَلَيْهَا. فقالَ لَهُ عُمَرُ: تُصَلِّي عَلَيْهَا يَا رَسُول الله وَقَدْ زَنَتْ ؟ قَالَ: (( لَقَدْ تَابَتْ تَوْبَةً لَوْ قُسِمَتْ بَيْنَ سَبْعِينَ مِنْ أهْلِ المَدِينَةِ لَوَسِعَتْهُمْ، وَهَلْ وَجَدْتَ أَفضَلَ مِنْ أنْ جَادَتْ بنفْسِها لله — عز وجل — ؟! ))

رواه مسلم 1696 .

22 — Передают со слов Абу Нуджайда ‘Имрана бин аль-Хусайна аль-Хуза’и, да будет доволен Аллах ими обоими, что однажды к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, явилась одна женщина из племени джухайна, забеременевшая в результате прелюбодеяния, которая сказала ему: «О посланник Аллаха, я совершила то, что требует наказания[1], так подвергни же меня (этому наказанию)!”[2] Тогда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, призвал к себе её опекуна и сказал (ему): “Обращайся с ней хорошо[3], а когда она родит, приведи её ко мне”. (Этот человек так) и сделал, (а когда после родов он привёл её,) пророк, да благословит его Аллах и приветствует, отдал соответствующее распоряжение[4] и одежду на ней крепко затянули[5], потом по его приказу её подвергли побиванию камнями, а потом он совершил по ней заупокойную молитву. После этого ‘Умар спросил его: “О посланник Аллаха, ты молишься по ней(, несмотря на то, что) она совершила прелюбодеяние?!” (В ответ ему пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) сказал: “Она принесла такое покаяние, которое охватило бы собой семьдесят (человек) из числа жителей Медины,[6] будь оно поделено меж ними! Неужели ты считаешь(, что она могла сделать нечто) более достойное, чем пожертвовать собой ради Аллаха Всемогущего и Великого?!”»[7] Этот хадис передал Муслим 1696. sahih-1


[1] Эта  женщина  имела в виду,  что она совершила такое преступление,  на  которое имеется указание  в  Коране,  в силу чего оно подлежит обязательному наказанию/хадд/.

[2] Подобная  просьба  объяснялась тем, что она  решила искупить свой  грех  и понести наказание  за него в этом  мире, а не в мире вечном.

[3] Отдав  такое  веление,  пророк,  да благословит его Аллах и приветствует, по достоинству оценивший раскаяние этой женщины, оградил её от проявлений  гнева  её  родственников.

[4] Имеется  в  виду  распоряжение подготовить её к смертной казни через побивание камнями (раджм).

[5] То есть:  крепко завязали её концы,  чтобы  во время казни она не могла раскрыться.

[6] Имеется  в  виду,  что покаяние этой женщины было столь искренним,  что его хватило бы для того,  чтобы  искупить грехи семидесяти грешников или лицемеров.

[7] То есть: не пожалеть своей жизни, чтобы снискать благоволение Аллаха и заслужить Его прощение.

23 — وعن ابنِ عباسٍ رضي الله عنهما أنَّ رَسُولَ الله — صلى الله عليه وسلم — ، قَالَ :

(( لَوْ أنَّ لابنِ آدَمَ وَادِياً مِنْ ذَهَبٍ أحَبَّ أنْ يكُونَ لَهُ وَادِيانِ ، وَلَنْ يَمْلأَ فَاهُ إلاَّ التُّرَابُ ، وَيَتْوبُ اللهُ عَلَى مَنْ تَابَ )) مُتَّفَقٌ عليه .

23 — Передают со слов Ибн ‘Аббаса и Анаса бин Малика, да будет доволен Аллах ими обоими, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

«Если бы заимел человек (целое) вади, полное золота, то пожелал бы иметь ещё два, и никогда не наполнит утробу его ничто, кроме земли, а Аллах примет покаяние тех, кто покается». [1] Этот хадис передали аль-Бухари 6436 и Муслим 1049. sahih-1


[1] Имеется в виду, что Аллах простит тех, кто принесёт Ему покаяние за свою алчность  и прочие порочные устремления.

24 — وعن أبي هريرة — رضي الله عنه — أنَّ رسولَ الله — صلى الله عليه وسلم — ، قَالَ :

(( يَضْحَكُ اللهُ سُبْحَانَهُ وَتَعَالَى إِلَى رَجُلَيْنِ يقْتلُ أَحَدهُمَا الآخَرَ يَدْخُلانِ الجَنَّةَ ، يُقَاتِلُ هَذَا في سَبيلِ اللهِ فَيُقْتَلُ ، ثُمَّ يتُوبُ اللهُ عَلَى القَاتلِ فَيُسْلِم فَيُسْتَشْهَدُ ))

مُتَّفَقٌ عليه .

24 — Передают со слов Абу Хурайры, да будет доволен им Аллах, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

«Аллах Всевышний, слава Ему, улыбнётся двоим, один из которых убьёт другого(, после чего) оба они войдут в рай. Этот[1] станет сражаться на пути Аллаха и будет убит, (а) потом Аллах простит убившего, он примет ислам и погибнет в сражении за веру». Этот хадис передали аль-Бухари 2826 и Муслим 128 и 129. sahih-1


[1] Имеется в виду мусульманин.