Главная > Разное > «Адабу-з-зифаф» шейха аль-Албани. Попытка оспорить запрещающие хадисы ссылками на действия Аиши и наше опровержение.

«Адабу-з-зифаф» шейха аль-Албани. Попытка оспорить запрещающие хадисы ссылками на действия Аиши и наше опровержение.

22 сентября 2016



Попытка оспорить запрещающие хадисы ссылками на действия Аиши и наше опровержение.

 

 

  1. Пожалуй, самый удивительный аргумент, используемый в целях опровержения запрета на золото, был сформулирован одним из сторонников мазхаба ханафитов. Его система доказательств выглядит так:

«Известно, что Аиша, да будет доволен ею Аллах, носила перстни из золота ‑ такой видел Аишу ее племянник аль-Касим ибн Мухаммад. Аль-Касим сам рассказывал об этом. Данное сообщение об Аише приводится в Сахих аль-Бухари».

В этой связи мне бы хотелось сказать следующее: одной лишь ссылки на тот факт, что данное сообщение приводится в Сахих аль-Бухари, недостаточно. Специалистам хорошо известно, что ссылка на аль-Бухари имеет силу аргумента лишь в том случае, если сообщение, приводимое в его сочинении Сахих, снабжено иснадом. Как раз иснада то и не хватает нашему сообщению ‑ аль-Бухари приводит его в форме му’алляк[1], то есть без подтвержденного иснада!

Аль-Хафиз в аль-Фатх (10 / 271) замечает, что такое же сообщение в форме маусуль приводится у Ибн Са‘да в ат-Табакат – Ибн Са‘д (8 / 48) рассказывает: «Нам сообщил Абдаллах ибн Масляма ибн Ка‘наб: нам сообщил Абд аль-Азиз ибн Мухаммад со слов Амра ибн Абу Амра, который сказал: однажды я задал аль-Касиму ибн Мухаммаду такой вопрос: Некоторые люди полагают, что Посланник Аллаха, да будет доволен им Аллах, ввел запрет на две вещи – окрашенное шафраном и золото. На это аль-Касим ответил: Ей-Богу врут. Я видел, как на Аише было надето нечто, окрашенное шафраном, кроме того она носила золотые перстни». Сам Ибн Са‘д не дает оценки иснаду сообщения, однако на мой взгляд он может считаться хорошим.

Это же сообщение передавалось помимо Абд аль-Азиза ‑ в таких словах: «…на Аише было надето две вещи – нечто позолоченное и окрашенное шафраном[2]». В такой редакции сообщение также приводится у Ибн Са‘да и имеет следующий иснад: «Нам сообщил его Абу Бакр ибн Абдаллах ибн Абу Уваййис со слов Суляймана ибн Биляля со слов Амра». Этот иснад следует признать более надежным, так как известно, что упомянутый в нем Суляйман передавал сообщения более точно, чем Абд аль-Азиз.

Наши соображения по поводу сообщения с золотым перстнем мы приведем ниже – забегая наперед, лишь скажем: оно может считаться достоверным. А пока заметим: в том случае, если бы вариант с перстнем был признан недостоверным, данное сообщение вообще не могло бы быть использовано в качестве аргумента, поскольку во втором варианте текста – а он более надежен – перстень из золота не упоминается вовсе. То же можно сказать в связи с другим сообщением об Аише, также переданном через аль-Касима, ‑ в сообщении утверждается: Аиша украшала своих племянниц золотом, после чего так и не внесла закят. Ахмад передает это сообщение с надежным иснадом в Маса’иль Абдаллаха ибн Ахмада (с. 145). Золото, о котором в нем идет речь, ‑ «разрубленное», то есть дозволенное.

Затем наш исследователь замечает:

«Трудно себе представить, чтобы Аиша, да будет доволен ею Аллах, надевала золотые украшения в форме кольца, а Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, каждый день видя супругу дома, не запретил бы ей это».

Это явное заблуждение – надеюсь, непреднамеренное. Ведь в рассматриваемом сообщении нет ни малейшего намека на то, что Аиша надела золото с ведома Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. В сообщении лишь говорится, как аль-Касим ибн Мухаммад видел, что на Аише было надето золото, а поскольку аль-Касим не застал Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, при жизни, это может означать лишь одно ‑ Аиша носила золото уже после кончины Пророка, да благословит его Аллах и да спасет.

В продолжение своей мысли наш исследователь пишет:

«Или Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, запретил золото, но не уведомил об этом Аишу?! Это и вовсе невероятно».

Невероятность факта, о котором говорит исследователь, ‑ результат гипотетического предположения, поэтому мы не можем воспринимать это всерьез. И все же заметим, что реалии свидетельствуют о противоположном. Нам известно достаточно случаев, когда ближайшие асхабы Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершали поступки, идущие в разрез с его установлениями. И если бы сообщения с их слов не имели надежные иснады, возможно, мы бы утверждали то же ‑ это невозможно. Мы можем привести достаточно примеров в подтверждение своих слов, но ограничимся лишь двумя.

1 – Как утверждает Ахмад в Маса’иль (185), Аиша полагала, что женщин в период месячных следует считать чистыми. Малик в аль-Муватта’ (2 / 96) приводит со слов Аиши следующее высказывание c абсолютно надежным иснадом:

«Знаете ли вы, каковы женщины в период регулы (кур’)? Они чистые».

Подобное сообщение приводится в Маса’иль аль-имам Ахмад его сыном – Абдаллахом ибн Ахмадом (с. 331).

Здесь следует отметить, что в Сунне арабское слово кур’ всегда используется в значении «регулы». В том же значении его используют и ханафиты, числу которых принадлежит наш оппонент. Осмелится ли уважаемый автор противоречить собственному мазхабу в вопросе о месячных, ханафитская трактовка которого полностью совпадает с установлениями Сунны, лишь из-за того что Аиша однажды утверждала противоположное? Или он воспользуется этим высказыванием Аиши и отменит достоверные установления Сунны, ‑ то есть сделает точно так же, как он поступил в вопросе о ношении золота?!

2 – Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: “Как-то раз Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вошел ко мне и заметил, что у меня на руках массивные перстни из серебра. Он спросил: Аиша, что я вижу? Я ответила: О, Посланник Аллаха! Я надела их, для того чтобы понравиться тебе. Тогда он спросил: А ты внесла с них закят? Я ответила: Нет. А разве так угодно Аллаху? На это он сказал: Этого достаточно, чтобы уберечь себя от Огня”.

Этот хадис приводит Абу Давуд (1 / 244), а также другие авторы. Как утверждает аль-Хафиз в ат-Тальхыс (6 / 19), иснад этого хадиса можно признать условно надежным. Мухаммад ибн Ата’, имя которого фигурирует в иснаде к сообщению, ‑ надежный передатчик хадисов ‑ на него не раз ссылаются в обоих Сахихах, а также в ат-Таргиб. Ибн аль-Джаузи в ат-Тахкык (1 / 198 /1) полагал, что в данном случае имелся в виду другой передатчик, имя которого самому Ибн аль-Джаузи было неизвестно. В результате ‑ Ибн аль-Джаузи признал хадис слабым и не принимал его во внимание.

В данном хадисе совершенно недвусмысленно говорится о необходимости вносить закят с украшений. Это сообщение является центральным доказательством в рассуждениях тех авторов, которые выступают в пользу такого установления, ‑ в том числе ханафитов.

В то же время Малик (1 / 245) со слов аль-Касима ибн Мухаммада (он передавал сообщение об Аише в перстнях из золота!), рассказывавшего со слов самой Аиши, приводит нам такое сообщение: как-то раз Аиша принимала своих племянниц-сирот, и в ее комнате для них были приготовлены украшения. Аиша не вносила закят с этих украшений.

Иснад этого сообщения абсолютно надежен. Похожее сообщение приводилось выше в передаче Ахмада.

Таким образом, поступок Аиши, да будет доволен ею Аллах, вступает в противоречие с хадисом, переданным с ее же слов[3]. И если некоторые действия Аиши противоречат хадисам в ее же собственной передаче, не стоит удивляться тому, что они могут противоречить хадисам, передававшимся помимо нее ‑ со слов других передатчиков. Такова Аиша – не нам ее судить.

Вот такая неувязка ‑ что скажет об этом наш исследователь? Неужели он станет оспаривать достоверность хадиса и установления собственного мазхаба, лишь потому что Аиша однажды поступила неправильно? А может быть он сделает, как следует, ‑ предпочтет хадис и оспорит поступок Аиши, реабилитировав ее под каким-нибудь благовидным предлогом?

Во всяком случае, каждому разумному человеку понятно: все, что «трудно представить» нашему исследователю, все, что казалось ему «вовсе невероятным», мы подтвердили, полагаясь на надежные иснады. Всегда следует помнить одно: каким бы достойным, умным и благочестивым ни был человек, каким бы непогрешимым он не казался, мусульманин не может руководствоваться его словами, если они вступают в противоречие с достоверными установлениями Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. Это одна из причин, которая побуждает нас и далее следовать своим курсом – твердо придерживаться Писания и Сунны и полагаться лишь на Писание и Сунну. Мы не изменили своему принципу и в этом вопросе. Обращаюсь к Всевышнему: пусть Он сделает так, чтобы все мусульмане в своих делах пребывали под водительством достоверных слов Его Посланника, да благословит его Аллах и да спасет.


[1] Му‘алляк («подвешенный») – сообщение, в начале иснада которого пропущено одно или несколько имен передатчиков. В том случае, если му‘алляк встречается в авторитетном сборнике, где собраны лишь достоверные сообщения (например, Сахих аль-Бухари), на него распространяется правило особого суждения, на что и указывает автор книги. – Прим. переводчика.

[2] “Позолоченное” здесь ‑ все, что окрашено в золотистый цвет. “Окрашенное шафраном” ‑ предметы одежды шафранового цвета.

[3] При этом хотелось бы заметить следующее: известно, к примеру, что Аиша уплачивала закят из средств сирот. См. сочинения: аль-Муватта’, аль-Амваль (номер 1307), Маса’иль аль-имам Ахмад (с. 140). Ибн Абу Шайба в аль-Мусаннаф (4 / 27) передает со слов аль-Касима такое сообщение: Наши средства находились у Аиши. Она вносила закят из всего, кроме украшений. Иснад этого сообщения также надежен.