Главная > Разное > «Адабу-з-зифаф» шейха аль-Албани. Невыполнение установлений хадисов на том основании, что случай, когда кто-либо поступал бы в соответствии с ними, доподлинно неизвестен. Наше опровержение.

«Адабу-з-зифаф» шейха аль-Албани. Невыполнение установлений хадисов на том основании, что случай, когда кто-либо поступал бы в соответствии с ними, доподлинно неизвестен. Наше опровержение.



Невыполнение установлений хадисов на том основании, что случай, когда кто-либо поступал бы в соответствии с ними, доподлинно неизвестен. Наше опровержение.

 

 

  1. Среди тех, кто чтит Сунну, действует в соответствии с ее предписаниями и призывает к тому же других, случаются мусульмане, которые не выполняют установления данных хадисов, ссылаясь на то, что им не известен случай, когда человек из числа наших праведных предшественников подтверждал бы правильность этих установлений словом или делом. Да будет известно нашим любезным братьям, что такой способ аргументации действительно возможен, однако он приемлем лишь в строго определенных случаях ‑ когда методом принятия юридического решения является истинбат[1] и иджтихад[2]. У такого подхода есть свой резон – ведь в противном случае у рядового мусульманина всегда будут возникать основания для опасений, что истинбат по какому-то вопросу ошибочен. Опасения бывают оправданы особенно тогда, когда ученый, применявший истинбат, принадлежит числу поздних деятелей и выносит решение по вопросу, в отношении которого никто из мусульман до него не высказывался. Бывает, что содержание правовой нормы он определяет, исходя из практической выгоды, без предварительного согласования принимаемого решения с буквой и духом юридических источников. В результате, к примеру, некоторые ученые считают дозволенным ростовщичество, называя его «потребительским процентом», разрешают проведение разного рода благотворительных лотерей и т. п.! Вопрос, который мы здесь рассматриваем, другого рода ‑ относительно предмета нашего исследования существует целый ряд авторитетных текстов, содержание которых совершенно ясно и однозначно, и эти тексты, как было доказано выше, никто не в праве отменить. В нашем случае мы не можем игнорировать эти тексты лишь на том основании, что не знаем, высказывался ли или поступал ли кто-либо еще до нас аналогично тем установлениям, которые были записаны в этих текстах. К тому же выше мы привели слова таких выдающихся деятелей Ислама, как Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, Валиуллах ад-Дахляви, и ряда других, подтвердивших установления по данному вопросу. Несомненно, кроме них есть много других выдающихся мусульман, которые действовали в соответствии с установлениями этих хадисов, но их имен мы не знаем ‑ ведь всевышний Аллах не давал обет сохранить для нас имя каждого, кто сверял свои поступки с Писанием и Сунной. Однако, как говорил Сам Всевышний, Он обещал нам хранить Писание и Сунну: «Истинно, Мы ниспослали слово, и истинно, Мы его храним»[3]. Нам же следует поступать в строгом соответствии с текстами Писания и Сунны вне зависимости от того, известен нам человек, который подтверждал правильность содержащихся в них установлений, или нет, ‑ и так до тех пор, пока не будет доказано, что данное установление является отмененным. А в нашем случае никаких оснований для отмены хадисов нет.

Этот свой экскурс мне бы хотелось завершить замечательной цитатой из сочинения выдающегося ученого и знатока хадисов Ибн аль-Каййима, да смилуется над ним всевышний Аллах, ‑ она имеет непосредственное отношение к нашей теме. В сочинении И‘лям аль-муваккы‘ин (3 / 464‑465) Ибн аль-Каййим писал:

«Наши праведные предшественники применяли жесткие меры принуждения в отношении тех, кто противопоставлял хадису Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, частное мнение юриста, решение по аналогии, истихсан[4] или высказывание какого-то человека ‑ кто бы он ни был. Они не имели дел с теми, кто поступал таким образом, порицали тех, кто подавал дурной пример, и считали приемлемым только одно ‑ неотступное следование за Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, подчинение его установлениям и полное повиновение лишь ему.

Им и в голову не приходило остановиться в следовании за ним и ждать, что кто-то подтвердит хадис чьим-то действием или решением по аналогии, пока хадис не будет сверен с мнением такого-то и такого-то. Поступая таким образом, наши предшественники действовали согласно установлениям Всевышнего:

«Не бывает ни для верующего, ни для верующей, когда решил Аллах и Его Посланник дело, выбора в их деле»[5];

«Но нет – клянусь твоим Господом! – не уверуют они, пока не сделают тебя судьей в том, что запутано между ними, а потом не найдут они в самих себе затруднения о том, что ты решил, и подчинятся полностью»[6].

«Следуйте за тем, что ниспослано вам от вашего Господа, и не следуйте вместо него за покровителями; мало вы вспоминаете!»[7]

Но настали другие времена ‑ часто доводится слышать, как кто-нибудь говорит: достоверно известно от Пророка, мир ему и благословение Аллаха, то-то и то-то, ‑ а другой, усомнившись в хадисе, возьмет и спросит: а кто это может подтвердить? Таким образом, сам факт, что человек, слова или поступки которого могли бы подтвердить установление хадиса, нам не известен, становится аргументом для того, кто оспаривает хадис и отказывается действовать в соответствии с зафиксированной в нем нормой. Но будь он честен перед самим собой, он осознал бы, что его утверждение является совершенно нелепым, ‑ что ему не позволено оспаривать Сунну Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ссылаясь на собственное незнание. Тем самым он утверждает, что иджма вступает в противоречие с установлением Сунны, и, следовательно, компрометирует всю общину мусульман, так как приписывает ей консенсус на основе положения, противного Сунне Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. Еще более отвратительно, когда он использует иджму как основание для критики хадиса, хотя на самом деле он попросту не знает имя человека, который мог бы подтвердить сказанное в хадисе. Таким образом, все сводится к одному: собственное незнание он снова ставит превыше Сунны. К Аллаху обращаюсь за помощью».


[1] Истинбат –“выведение”, “изобретение”, “получение” новой религиозно-правовой нормы в отношении прецедента, прямо не урегулированного в Коране и Сунне. – Прим. переводчика.

[2] Иджтихад – деятельность авторитетного знатока религии по изучению и решению вопросов религиозно-правового характера.  – Прим. переводчика.

[3] Коран, 15 («аль-Хиджр») : 9.

[4] Истихсан – ( «предпочтение», «предпочтительное решение») одна из категорий независимого мнения или суждения законоведа, на основании которого он выносит правовое решение.

[5] Коран, 33 («Сонмы») : 36.

[6] Коран, 4 («Женщины») : 68.

[7] Коран, 7 («Преграды») : 2.

Задать вопрос / Добавить комментарий

Комментарии (последние раньше)
  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.