Главная > Без рубрики > «Мухтасар Сахих Муслим». От переводчика

«Мухтасар Сахих Муслим». От переводчика

14 апреля 2012



«Мухтасар Сахих Муслим»

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Важность книги, перевод которой предлагается вниманию уважаемого читателя, определяется двумя обстоятельствами: во-первых, она заключает в себе часть сунны, второй по важности после Корана основы вероучения ислама, во-вторых, эта книга является кратким изложением одного из наиболее авторитетных сводов хадисов, который заслуженно занимает в их ряду второе место после «Сахиха» имама(1) аль-Бухари.

Арабское слово сунна — سنة — означает ‘обычай; пример; путь. В качестве шариатского термина это слово используется для обозначения примера жизни пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) как руководства для всей мусульманской общины в целом и каждого мусульманина в отдельности. Сунна была зафиксирована в виде хадисов — первоначально передававшихся устно сподвижниками пророка (да благословит его Аллах и приветствует сообщений о его поступках (фи’ль — فعل), высказываниях (кауль — قول), качествах (сифат — صفات) и невысказанном одобрении (такрир — تكرير) поступков или слов других людей. В Коране сказано: «Говорит он не по (собственной) прихоти…»(53:3). Это значит, что все слова и, соответственно, поступки пророка Ц были продиктованы не его личными пристрастиями, а внушались ему свыше. В Коране также сказано: «Посланник Аллаха (являет собой) прекрасный пример для вас…» (33:21), что является прямым велением Аллаха людям брать пример с пророка (да благословит его Аллах и приветствует)(2).
Более того, подчинение пророку (да благословит его Аллах и приветствует) выражающееся в следовании его примеру, приравнивается к Коране подчинению Самому Аллаху, Который сказал: «Повинующийся посланнику повинуется Аллаху» (4:80). Следовательно, сунна служит для верующего надёжным критерием, позволяющим отделять всевозможные нововведения в сфере религии, которые возникли уже после смерти пророка (да благословит его Аллах и приветствует), от того, что действительно исходит от Аллаха.
Аллах направил к людям пророка Мухаммада, (да благословит его Аллах и приветствует) с Кораном и уберёг Своё Писание от всевозможных искажений, добавлений или сокращений, о чём в Коране сказано так: «Не подступиться к нему(3) лжи (4) ни спереди, ни сзади, (ведь это) ниспослано от Мудрого, Хвалимого!» (41:42).

Аллах Всевышний также сказал: «Поистине, Мы ниспослали Напоминание и Мы будем его оберегать» (15:9). Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) разъяснял людям смысл аятов Корана своими словами и делами, и поэтому сунна в целом представляет собой лучшее толкование священного Корана.

В Коране сказано: «Мы ниспослали тебе Напоминание(5), чтобы ты разъяснил людям то, что было ниспослано им, а они призадумались бы…» (16:44). Что же касается указаний сунны, то об этом Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал так: «Вам следует твёрдо придерживаться моей сунны и сунны праведных халифов, ведомых правильным путём…» (Абу Давуд, № 4607; аль-Албани считает этот хадис достоверным).

Письменная фиксация сунны

В первые годы существования ислама посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) запрещал записывать на одних и тех же листах его слова и аяты Корана, опасаясь, что люди станут принимать одно за другое. Передают со слов сподвижника(6) Абу Са’ида аль-Худри (да будет доволен им Аллах ), что посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «(Ничего) не записывайте за мной, а кто записал что-либо, за исключением (аятов) Корана, пусть сотрёт это» (Муслим, № 3004). Имам ан-Навави(7) сказал: «Этот запрет действовал в то время, когда были основания опасаться, что слова пророка (да благословит его Аллах и приветствует) смешаются с аятами Корана, но после того, как такая опасность миновала, он разрешил вести записи. Говорят, что записывать аяты Корана вместе со словами пророка запрещалось только для того, чтобы они не смешивались друг с другом, и читатель не принимал одно за другое, а Аллах знает об этом лучше».
Итак, пророк да благословит его Аллах и приветствует) разрешил записывать то, что он говорил, когда миновала опасность смешения его слов с аятами Корана, а в день завоевания мусульманами Мекки он велел записать некоторые свои слова для сподвижника из Йемена по имени Абу Шах. Другой сподвижник, ‘Абдуллах ибн ‘Амр ибн аль-‘Ас, записывал то, что он слышал от посланника Аллаха да благословит его Аллах и приветствует), и к числу таких людей относились ‘Али ибн Абу Талиб и ‘Амр ибн Хазм, записавший то, что было сказано пророком (да благословит его Аллах и приветствует) о долях наследства, выкупах за убитых и религиозных обычаях, которых мусульманам желательно придерживаться в соответствии с сунной. Был записан также хадис о закяте и минимальном размере имущества (нисаб — نصاب), с которого он взимается. Абу Бакр вручил эту запись Анасу ибн Малику, которого он направил в Бахрейн для сбора закята.
Сподвижники пророка (да благословит его Аллах и приветствует), в том числе и четыре праведных халифа(8), уделяли большое внимание письменной фиксации хадисов. Со временем многие из них разъехались по разным странам, а когда халифом стал ‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз ибн Марван (9), он разослал своим наместникам послания, в которых говорилось: «Ищите и собирайте хадисы посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) ». Кроме того, он направил жителям Медины послание, в котором писал: «Ищите хадисы посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) и записывайте их, ибо, поистине, боюсь я, что исчезнет знание и уйдут знающие».

Считается, что начало официальной письменной фиксации хадисов со слов знающих людей было положено в период правления ‘Умара ибн ‘Абд-аль-‘Азиза, но, как уже отмечалось выше, сподвижники записывали хадисы и раньше. Имам Малик ибн Анас (ум. 179/795) одним из первых стал классифицировать их по тематическому признаку, а его главный труд «Аль-Муватта» был разбит на книги и главы в соответствии с различными разделами фикха (10). Первым же, кто стал классифицировать хадисы по именам их передатчиков, иначе говоря, по иснадам (11), был Абу Давуд ибн Сулейман ибн аль-Джаруд ат-Таялиси (ум. 204/820).

Среди огромного количества хадисов, которые во многих случаях передавались по памяти, попадалось немало вымышленных. Вполне естественно, что в связи с этим самое пристальное внимание уделялось их достоверности, и постепенно в мусульманской пауке сложилась особая дисциплина исследования — выявление степени достоверности хадисов через критику надёжности иснадов, качество которых рассматривалось как гарантия достоверности хадиса. Мухаддису (12)было важно установить наличие непрерывной цепи передатчиков, которые именовались риджаль — رجال’люди; мужи. По этой причине мухаддисы выясняли полные имена, годы жизни и факты биографии передатчиков, чтобы удостовериться в том, что они могли встречаться друг с другом, и дать оценку их нравственным качествам и способности правильно воспроизводить услышанное. Проверка правдивости передатчиков хадисов получила название алъ-Джарх ва-т-та’диль — ‘отвод и подтверждение’, а собирание и изучение всех доступных данных о мухаддисах привело к возникновению особого направления науки о хадисах, которое стали именовать ма’рифат ар-риджаль — ‘знание о мужах’. Со временем были составлены огромные справочники с биографиями передатчиков хадисов и указаниями на то, в какой мере они заслуживают доверия. Была разработана особая терминология, связанная с оценкой степени достоверности хадисов, которые в самом общем виде подразделяются на четыре группы: достоверные (сахих), хорошие (хасан), слабые (да’иф) и подложные (мауду»). При проверке хадисы классифицировались и по другим признакам в зависимости от особенностей иснада и матна, количества передатчиков, путей передачи и многих иных факторов.
Разные своды хадисов отличались друг от друга по целому ряду признаков и классифицировались знатоками следующим образом.
1. Своды хадисов под общим названием «Джами’», например, «Аль-Джами* ас-сахих» имама аль-Бухари. В этом труде были собраны хадисы по разным отраслям шариатского знания, в том числе по вероучению, установлениям Шариата, этике и толкованию Корана. Слово джами’ — ‘свод; сборник’ — служит для обозначения любой книги, материал которой разбит на главы, посвящённые всем возможным темам, в том числе: догматам религии (‘акаид — عقائد), видам поклонения (‘ибадат — عبادات), взаимоотношениям между людьми (му’амалят — معاملات), жизнеописаниям (сийар — سير), достоинствам отдельных людей (манакиб — مناقب), тому, что смягчает сердца (рикак — رقاق), искушениям (фитан — فتن) и сообщениям, касающимся Дня воскресения. К этой категории относится и «Сахих» имама Муслима, который, как и «Сахих» аль-Бухари, составлен по типу сборника «мусаннаф», то есть хадисы в нём расположены по определённым темам или предметам высказывания.

2. Своды хадисов под общим названием «Муснад», например, «Муснад» имама Ахмада ибн Ханбаля (ум. 241/855). В этом труде хадисы классифицируются по именам отдельных самых ранних их передатчиков. Слово муснад — ‘(упорядоченный) по иснадам — служит для обозначения любой книги, в которой собраны хадисы, передававшиеся со слов каждого из сподвижников в отдельности независимо от темы хадиса.

3. Своды хадисов под общим названием «Сунан». Так называются книги, где хадисы, которые служат факихам источником для извлечения (истинбат (13)— -إستنباط) установлений Шариата, сгруппированы по разным разделам фикха. Отличие этих трудов от сводов под общим названием «Джами’» заключается в отсутствии в них хадисов, имеющих отношение к религиозной догматике, жизнеописаниям, достоинствам отдельных людей и ряду других тем. Иными словами, составители этих сводов ограничивались только теми разделами, которые имеют отношение к фикху и установлениям Шариата. Примером такого свода может служить «Сунан» Абу Давуда.

4. Своды хадисов под общим названием «Му’джам», например, «Аль-Му’джам аль-кабир», «Аль-Му’джам аль-аусат» и «Аль-Му’джам .ас-сагир» Абу аль-Касима Сулеймана ибн Айюба ат-Табарани (ум. 360/971). Словом му’джам — ‘(упорядоченный) по алфавиту’ — обозначаются книги, в которых их составители классифицируют хадисы по именам своих шейхов(14), располагая их в большинстве случаев в алфавитном порядке, как, например, в вышеупомянутых сводах ат-Табарани.

5. (Своды хадисов под общим названием «’Иляль». Так именуются книги, включающие в себя хадисы с дефектами и разъяснение их дефектов. Примером может служить сборник под названием «’Иляль» Ибн Абу Хатима (ум. 327/938) и сборник с таким же названием, составленный Абу аль-Хасаном ‘Али ибн ‘Умаром ад-Даракутни (ум. 385/995).

6. Своды хадисов под общим названием «Аджза’» (ед. ч. — джуз1). Слово джуз’ — ‘часть’ — служит для обозначения любой небольшой по объёму книги, в которой собраны хадисы, передававшиеся одним передатчиком, или же хадисы по одной теме, являющейся предметом углублённого исследования. Примером может служить труд аль-Бухари под названием «Джуз’ раф’ аль-йадайн» (Часть о поднимании рук (во время молитвы)).

7. Своды хадисов под общим названием «Атраф». Так именуются книги, в которых сначала приводится конец каждого хадиса, являющийся указанием на его основную тему, а потом — либо полный иснад каждого матна, либо его часть. Примером может служить свод под названием «Тухфат аль-ашраф би-ма’рифат аль-атраф», составленный Абу аль-Хаджжаджем аль-Миззи (ум. 742/1342).

8. Своды хадисов под общим названием «Мустадрак». Слово мустадрак — ‘дополнение’ — используется для обозначения любой книги, в которой приводятся хадисы, не вошедшие в тот или иной свод, но соответствующие условиям включённых в него хадисов и собранные составителем в качестве дополнения к этому своду. Примером может служить «Аль-Мустадрак ‘аля-с-сахихайн» Абу ‘Абдуллаха Мухаммада ибн ‘Абдуллаха аль-Хакима ан-Нишапури (321-405/933-1014). В этом своде он собрал достоверные хадисы, которые служат дополнением к «Сахихам» аль-Бухари и Муслима и отвечают их условиям достоверности.

9. Своды хадисов под общим названием «Мустахрадж». Слово мустахрадж — ‘извлечение’ — служит для обозначения любого труда, в котором один составитель приводит хадисы из свода другого, но снабжает их иными иснадами. При этом у них может быть общий шейх или же шейх их шейхов. Примером может служить сборник под названием «Аль-Мустахрадж ‘аля-с-сахихайн» Абу Ну’айма аль-Асбахани (ум. 430/1038).

Категории хадисов с точки зрения их приемлемости или неприемлемости

1. Достоверный хадис
Достоверным (сахих — صحيح) считается хадис с непрерывным иснадом (муттасыль ас-санад — متصل), каждый передатчик (равви — راو) которого отличался справедливостью (‘адаля — عدالة) (sup)15(/sup) и точностью (дабт — ضبط). И иснаде такого хадиса не должно быть никаких отклонений (шазз —شاذ) или недостатков (‘илля — علة).
Непрерывным является иснад такого хадиса, каждый из передатчиков которого от первого до последнего воспринял его непосредственно от предыдущего передатчика.
Под точностью передатчика подразумевается точность запоминания или записи хадисов.
Под отклонениями имеются в виду такие случаи, когда достойный доверия передатчик передаёт хадис, отличающийся по матну от хадиса, который был передан лицом, достойным доверия в большей степени.
Недостатком является такая скрытая и неясная причина, в силу которой появляются основания сомневаться в достоверности хадиса, хотя внешне он представляется безупречным.

2. Хороший хадис
Хорошим (хасан — حسن) считается хадис с непрерывным иснадом, если все его передатчики отличались справедливостью. Хороший хадис, переданный без каких бы то ни было отклонений или недостатков, отличается от достоверного лишь тем, что его передатчики являются немного менее точными. Как и достоверные, хорошие хадисы можно приводить в качестве доводов Шариата, но такой же силой эти доводы обладать не будут.

3. Слабый хадис
В качестве термина слово «слабый» (да’иф — ضعيف) служит для обозначения такого сообщения, которое не может считаться хорошим, если и о удовлетворяет хотя бы одному необходимому условию. Слабые хадисы нельзя использовать в качестве указаний, когда речь идёт о догматах веры, или разъяснений таких установлений Шариата, которые имеют отношение к дозволенному и запретному. Мнения учёных относительно того, можно ли приводить такие хадисы в наставлениях, рассказах и тому подобных случаях с целью побуждения или устрашения, разделились. Одни считают это допустимым при соблюдении определённых условий, другие же придерживаются противоположного мнения.
Смысл суждения об указаниях, которые содержатся в слабых хадисах, сводится к тому, что следовать им на практике рекомендуется лишь тогда, когда речь идёт о добровольном совершении достойных дел. Кроме того, есть ряд других необходимых условий, а именно: хадис должен быть не очень слабым; его содержание должно касаться того, что имеет практическое применение в религии; человеку следует действовать согласно указаниям такого хадиса из предосторожности, а не в силу убеждённости в его достоверности.
4. Подложный хадис
В качестве термина слово «подложный» (мауду» — موضوع) используется для обозначения того, что безосновательно приписывается посланнику Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует).
По единодушному мнению всех улемов(16), передавать заведомо подложный хадис разрешается только в том случае, когда передатчик указывает на его вымышленность, поскольку в одном из хадисов, приводимых Муслимом, сообщается, что посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Одним из (двух) (17) лжецов станет тот, кто, ссылаясь на меня, передаст сообщение, которое (по тем или иным причинам можно будет) считать ложным»(18)

Ниже перечислены шесть наиболее авторитетных сводов хадисов.

1. «“Аль-Джами’ ас-сахих» имама Абу ‘Абдуллаха Мухаммада ибн Исма’ила ибн Ибрахима ибн аль-Мугиры аль-Бухари аль-Джу’фи (ум. в 256/870 г.).
2. «Сахих» имама Абу аль-Хусайна Муслима ибн аль-Хаджжаджа ибн Муслима аль-Кушейри ан-Нишапури (ум. в 261/875 г.).
3. «Сунан» Абу Давуда Сулеймана ибн аль-Аш’аса ас-Сиджистани (ум.в 275/888 Г.),
4. «Сунан» Мухаммада ибн ‘Исы ат-Тирмизи (ум. в 279/892 г.).
5. «Сунан» Ахмада ибн Шу’айба ан-Наса’и (ум. в 303/915 г.).
6. «Сунан» Абу ‘Абдуллаха Мухаммада ибн Язида Ибн Маджи (ум. в 273/886 г.).

В «Сахих» Муслима, в который вошли 3 033 хадиса(19) без учёта разных версий и одних и тех же сообщений, передававшихся различными путями, занял в этом списке весьма почётное место и очень быстро приобрёл широчайшую известность во всём мусульманском мире. Поскольку огромный объём этого труда затруднял его практическое использование, со временем было составлено несколько его сокращенных (мухтасар —مختصر) вариантов, одним из которых является «Мухтасар Сахих Муслим» имама аль-Мунзири. Этот вариант включает в себя 2 202 хадиса, иснады которых подверглись сокращению, тогда как все матны, то есть тексты информационных частей вошедших в него хадисов, были сохранены в неизменном виде, что позволяет читателю получить вполне адекватное представление о труде имама Муслима.
В отличие от полного текста «Сахиха», «Мухтасар» аль-Мунзири разбит на главы. Порядок расположения хадисов в «Мухтасаре» не соответствует порядку их расположения в полном тексте. Кроме того, и ряде случаев аль-Мунзири изменяет порядок расположения и названия книг, из которых состоит «Сахих».

О переводе некоторых слов и выражений



И процессе работы над переводом были использованы комментарий к «Сахиху» Муслима «Аль-Минхадж фи шарх Сахих Муслим ибн аль-Хаджжадж» имама ан-Навави, комментарий к «Сахиху» аль-Бухари «Фатх Аль-Бари би-шарх Сахих аль-Бухари» Ахмада ибн ‘Али Ибн Хаджара аль-‘Аскаляни (ум. 852/1448) комментарий к «Сахиху» аль-Бухари «’Умдат аль-кари фи шарх Сахих аль-Бухари» Абу Мухам-мада Махмуда ибн Ахмада Бадр-ад-дина аль-‘Айни (ум. 855/1451) и примечания шейха Мухаммада аль-Албани к арабскому изданию «Мухтасара». С учётом огромной важности сунны и недопустимости искажения ни одного слова пророка (да благословит его Аллах и приветствует) и ни одной, пусть даже незначительной на первый взгляд детали, которая имеет отношение ко всему, что с ним связано, основную свою задачу я видел в том, чтобы добиться максимально возможной адекватности перевода и в отношении его смысла, и в отношении лексических и выразительных средств.
В силу целого ряда причин перевод важных религиозных формул или отдельных слов зачастую нуждается в дополнительных пояснениях. Приведу несколько примеров. Так, перевод основополагающей формулы ля иляха илля Ллаху как ‘нет бога, кроме Аллаха’ можно считать адекватным лишь условно, поскольку в толковых словарях арабского языка указывается, что переводимое здесь как ‘бог’ слово илях (إله или же إلاه, образованное по модели فعال — фи’аль, следует понимать в смысле модели مفعول — маф’улъ, то есть как مألوه — ма’люх — ‘объект поклонения’. Подразумевается, что речь идёт о Том, Кто достоин поклонения, иначе говоря, слова ля иляха илля Ллаху надо понимать так: нет бога, достойного поклонения, кроме Аллаха. Однако очевидный смысл подобной формулировки позволяет сделать неприемлемый вывод, что есть какой-то иной бог, недостойный поклонения, а то и несколько таких богов.
Поскольку известны различные толкования значения каждого из имён Аллаха, их перевод также следует считать достаточно условным. Например, имя Ар-Рахман (‘Милостивый’) обычно толкуется следующим образом: Тот, Кто проявляет милость по отношению ко всему сотворённому; Тот, милость Которого объемлет всё сущее. Что же касается имени Ар-Рахим (‘Милосердный’), то, по мнению многих комментаторов, смысл его таков: Тот, Кто проявит милость по отношению к верующим. Эти комментаторы ссылаются на Коран, где сказано «и Он будет милосерден к верующим» (33:43).
Слова, образованные от корня برك — ба-ра-каф — например, مبارك — мубарак или يبارك — йубарак, — которые я перевожу как ‘благословенный’ в арабском языке являются более ёмкими по смыслу и указывают на изобилие и увеличение блага.
Придерживаясь сложившейся традиции, я перевожу общепринятое благопожелание صلي الله عليه وسلم — салля-ллаху ‘алей-хи ва салляма, обычно следующее после упоминания имени пророка Мухаммада в религиозной литературе, как ‘да благословит его Аллах и да приветствует’. Перевод второй части этой формулы «да приветствует» вызывает возражения весьма уважаемого мной учёного д-ра В. Наумкина, сформулированные им в статье «К вопросу о переводе некоторых сакральных мусульманских формул на русский язык»(20). Оперируя выдержками из словаря выдающегося английского арабиста Эдварда Уильяма Лейна(21), д-р Наумкин подробно разбирает значения первой и второй пород глагола, образованного от корня син-лям-мим, и производных от этих пород, и указывает, что слово таслим также является синонимом ас-салям в значении приветствование кого-либо молитвой за то, чтобы он был невредимым, оставался в безопасности, был свободен от любого зла, вреда для его религии или его жизни’; когда здесь говорится о Боге, это значит то же самое, что саллямах, то есть ‘Он спас его’, и именно в этом смысле, как считает Лейн, соотносится с формулой салля-ллаху ‘алейхи ва-саллям — ‘да благословит и спасёт его Бог’. В заключение В. В. Наумкин отмечает, что «нет необходимости доказывать абсолютную неприемлемость вызывающе антропоморфного перевода «да приветствует его Бог/Аллах»».
Но так ли уж неприемлем подобный перевод? Возможно, он представляется таковым, если использовать для объяснения смысла религиозных терминов только словари, пусть даже и наиболее авторитетные. Но есть ведь и другие важные источники, в том числе — толкования Корана и комментарии к хадисам, без которых и таких случаях обойтись просто невозможно. Так, например, о людях, которым уготован Рай, в Коране сказано: «приветствием их (будет слово): «Мир!»» (10:10). В своём тафсире аль-Куртуби поясняет смысл этого аята следующим образом: «Это значит, что с таким приветствием к ним обратится Аллах, или будут обращаться ангелы, или же что так они будут приветствовать друг друга». В другом аяте, где речь идёт о пророке Яхье (мир ему), сказано: «Мир ему в тот день, когда он родился, и в тот день, когда он умрёт, и в тот День, когда он будет воскрешён к жизни!» (19:15).

Аль-Куртуби пишет: «Ат-Табари и другие (толкователи) говорили, что имеется в виду безопасность. Ибн ‘Атыйя (22) же сказал: «Я больше склоняюсь к тому, что это — общепринятое приветствие, (в данном случае) являющееся чем-то более почётным и выдающимся, нежели безопасность, которая будет обеспечена ему за его безгрешность и явится для него низшей ступенью. Честь же, (оказанная Яхье, заключается) в том, что Аллах поприветствовал его»». Приведу ещё один аят: «(И им будет сказано): «Мир!» — слово от Милосердного Господа» (36:58). Тафсир «Джалялейн»: «Это значит, что Он скажет им: «Мир вам!»» Толкуя этот же аят, ат-Табари (23) приводит две версии высказывания ‘Умара ибн ‘Абд-аль-‘Азиза, согласно которому после завершения Суда над людьми в День воскресения Аллах предстанет перед обитателями Рая и поприветствует их, а они ответят на Его приветствие. Таким образом, крупнейшие толкователи Корана не считали понимание слова салляма как ‘да приветствует’ неприемлемым. Но если, согласно их толкованиям, что для меня является наиболее важным, Аллах обратится с приветствием ко всем обитателям Рая и уже обратился с ним к пророкам Яхье и ‘Исе (см. Коран, 19:33), то почему же это не может относиться к достойнейшему из пророков — Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует) ?
Обратимся к вышеупомянутому словарю Лейна, где сказано также, что значение фразы «Салямун ‘алей-кум» можно передать следующим образом: ‘да обретёшь ты безопасность или свет и пристанище’, или в общем смысле: ‘мир тебе’, или ‘да обретёшь ты свет и пристанище, поскольку это означает: отныне тебя не постигнет ничто неприятное или дурное’. Так же можно передать и значение фразы «Салямун ‘алей-ка», поскольку по существу она означает: ‘я не сделаю тебе ничего неприятного или дурного’. Представляется, что такое понимание смысла приветствия, с которым Аллах обратится к обитателям Рая после завершения Суда, является вполне адекватным.
Следует отметить, что перевод мусульманского приветствия ас-саляму ‘алей-кум — السلام عليكم ( — как ‘мир вам’ (аналогично: ‘мир тебе^ ‘мир ему’ и т. д.) в значительной мере является данью сложившейся традиции и требует пояснений. В своём комментарии к «Сахиху» имам ан-Навави пишет: «Слова «ас-саляму ‘алей-кум» являются обращением к Аллаху с мольбой о защите и укреплении, поскольку Ас-Салям есть имя Аллаха, а смысл этих слов таков: да хранит и опекает вас Аллах. Говорят также, что эти слова означают: ‘да будет вам (даровано) избавление (саляма — سلامة) (от бедствий) и спасение (наджат —نجاة)». Таким образом, перевод формулы ас-саляму ‘алей-кум как ‘мир вам’ можно условно считать приемлемым, если помнить о возможных разных её толкованиях и учитывать, что одним из значений слова «мир» является покой, то есть безмятежное состояние того, кто избавлен от бедствий. Кроме того, следует принимать во внимание, кто произносит слова «Мир вам». Если речь идёт о человеке или ангелах, то это — приветствие, мольба и так далее. Если же их произносит Аллах, это означает, что человек уже обрёл спасение

Технические замечания


В квадратных скобках даются слова, отсутствующие в арабском тексте, но необходимые по существу высказывания.
Словом «молитва» (салят — صلاة) в переводе везде обозначается обязательная (фард — فرض) или добровольная (нафиля — نافلة) мусульманская молитва, состоящая, соответственно, из фиксированного или произвольного количества ракатов (не путать со словом

•мольба» (ду’а — دعاء), которым везде обозначается обращение к Аллаху с просьбами).
Слова ибн (‘сын’), бинт (‘дочь’) и бану (‘сыновья; потомки’) являются составными частями имён собственных или названий племён.
Если традиционное мусульманское благопожелание «да будет доволен Аллах ими обоими» приводится после имени одного человека, это означает, что и сам этот человек, и его отец были сподвижниками пророка (да благословит его Аллах и приветствует).
В необходимых случаях, например, когда дело касается таких реалий, которые незнакомы не только человеку, далёкому от ислама, но и многим мусульманам, даются необходимые примечания. Соответствующими примечаниями снабжены и те места, где упоминается о важных событиях истории ислама, а также о некоторых наиболее выдающихся споднижниках пророка (да благословит его Аллах и приветствует) и отдельных исторических личностях.

В заключение хотелось бы обратить внимание читателя на некоторые важные моменты.
Во-первых, каждому следует отдавать себе отчёт в том, что сунна пророка (да благословит его Аллах и приветствует), зафиксированная в многократно проверенных и заслуживающих доверия хадисах, представляет собой совершенно уникальное явление в истории всех религий, поскольку ни об одном из других пророков люди не имеют такого огромного количества достоверной информации.
Во-вторых, необходимо учитывать, что ознакомление с хадисами требует особого подхода. Прежде всего это касается, конечно же, мусульман, для которых сунна является прямым руководством к действию во всех их религиозных и мирских делах, а это значит, что здесь нет и не может быть того, чему можно не придавать значения.
В-третьих, продолжительное и глубокое влияние сунны на жизнь целых народов, исповедующих ислам, избавляет от необходимости доказывать, что психологию и логику поведения мусульманина можно понять только с учётом всех факторов, под воздействием которых формировалась его личность, а в этом отношении первостепенное значение Корана и сунны неоспоримо.
В-четвёртых, знакомство с сунной могло бы способствовать искоренению всяческих домыслов, суеверий и лжи, возводимой как на ислам, так и на пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует), что всем пошло бы только на пользу.
Да воздаст Аллах благом имаму Муслиму и всем людям, благодаря усилиям и высоким нравственным качествам которых мы имеем возможность познакомиться с сунной, и да благословит Аллах и да приветствует пророка Мухаммада, членов его семьи и всех его сподвижников.

Владимир Абдулла Нирша
_____________________________________________

(1) Имам (букв. — находящийся впереди; предстоятель) — титул предстоятеля на молитве, духовного руководителя, главы мусульманской общины; почётное прозвище крупных религиозных авторитетов и религиозно-политических лидеров. Подобно титулу шейх, титул имам стал непременным атрибутом имён некоторых выдающихся деятелей исламского мира, например, имам Малик, имам аш-Шафи’и. — Здесь и далее примечания переводчика.
(2) При этом, разумеется, следует принимать во внимание особое положение пророка М, который был не только высшим религиозным авторитетом, но и руководителем мусульманского государства, и если он в определённых случаях подвергал кого-либо наказанию или объявлял войну, это не значит, что каждый мусульманин может поступать так же, следуя его примеру. Кроме того, только для пророка (да благословит его Аллах и приветствует) были сделаны исключения из некоторых запретов: так, например, ему, в отличие от всех прочих, было позволено иметь больше четырёх жён.
(3) То есть к Корану.
(4) Автор известного толкования Корана «Аль-Джами’ ли-‘ахкам аль-Кур’ан» Абу ‘Абдуллах Мухаммад ибн Ахмад аль-Ансари аль-Куртуби (ум. 671/1272) даёт этой фразе следующее толкование: «Это значит: Коран не опровергает ничего из ниспосланного Аллахом прежде, и Аллах не ниспошлёт того, что опровергнет или отменит его впоследствии», и указывает, что, по мнению ас-Судди и Катады, под ложью подразумевается шайтан, который не сможет изменить Коран, как не сможет что-то добавить к нему или сократить его.
(5) Имеется в виду Коран,
(6) Сподвижниками называли людей, которые встречались с пророком (да благословит его Аллах и приветствует) и умерли в исламе.
(7) Имам ан-Навави, Мухьи-ад-дин Абу Закария Яхья ибн Шараф ибн Мурри ибн Хасан ибн Хусайн ибн Мухаммад ибн Джум’а ибн Хизам (631/1233-676/1277) — известный факих, мухаддис и комментатор “Сахиха” Муслима
(8) То есть Абу Бакр ас-Сыддик (632-634), ‘Умар ибн аль-Хаттаб (634-644), ‘Усман ибн ‘Аффан (644-656) и ‘Али ибн Абу Талиб (656-661).
(9) ‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз ибн Марван (717-720) — один из омейядских халифов, отличавшийся особым благочестием.
(10) Ф и к х — исламский комплекс религиозных и социальных норм; мусульманское право в широком смысле слова. Факих — законовед, имеющий право выносить решения по религиозно-правовым вопросам.
(11) Каждый хадис состоит из двух частей: и с н а д — перечисление людей, передававших друг другу то или иное сообщение, м а т н — сообщение как таковое, информационная часть хадиса, которая опирается на иснад.
(12) Мухаддис — человек, занимающийся собиранием, передачей и классификацией хадисов.
(13) Истинбат — извлечение правовых решений из основополагающих источников Шариата по непредусмотренным этими источниками прямо случаям.
(14) Шейх (букв, ‘старец’; ‘старейшина’) — непременный атрибут имён влиятельных деятелей исламского мира. Так, например, шейхами именуются вожди арабских племён, крупные религиозные авторитеты, наставники и учители.
(15) Здесь под справедливостью имеется в виду такое свойство, в силу которого человек неуклонно придерживается благочестия (таква) и проявляет порядочность (мурувва). Благочестивым считается тот, кто выполняет все веления Шариата и воздерживается от всего запретного по Шариату, не совершает тяжких грехов и не упорствует в совершении малых, и в этом смысле понятие таква идентично понятию истикама — ‘прямота! Порядочность же рассматривается как качество, побуждающее человека проявлять благонравие и придерживаться достойных обычаев. Справедливым передатчиком считается совершеннолетний разумный мусульманин, свидетельство и передача которого удовлетворяют необходимым требованиям.
(16) Ул е м ы — калька арабского слова ‘уляма’ — علماء (мн. ч. от ‘عالم — ‘учёный; знаток»). Слово «улемы» традиционно используется в русском языке для обозначения мусульманских учёных, являющихся знатоками богословия, сунны, фикха, хадисов и прочих шариатских наук.
(17) По мнению имама ан-Навави, здесь слово «лжец» стоит во множественном числе, а по мнению Абу Ну’айма аль-Асбахани — в двойственном.
(18) Этот хадис, переданный со слов аль-Мугиры ибн Шу’бы (да будет доволен им Аллах), приводится в предисловии Муслима к «Сахиху» под № 1. Если слово «лжец» в хадисе стоит во множественном числе, то к числу других лжецов относятся тот, кто выдумал такое сообщение, и все его передатчики, а если в двойственном, то вторым лжецом является человек, выдумавший такое сообщение.
(19) Первые семь хадисов из их числа приводятся в предисловии имама Муслима к «Сахиху».
(20) Наумкин В. В. К вопросу о переводе некоторых сакральных мусульманских формул на русский язык // Восток (Опепз). — 2008. — № 1. — С. 5-10.
(21) An Arabic-English Lexicon/ Derived from thr Best and thr Most Copious Eastern Sources.L., Edinburgh: Williams and Norgate, 1863. Vol. 1-2
(22) Ибн ‘Атыйя, Абу Мухаммад ‘Абд-аль-Хакк ибн Талиб аль-Мухариби (481-541 / 1088-1146) — выдающийся факих маликитского толка, толкователь Корана и знаток хадисов.
(23) Ат-Табари, Абу Джа’фар Мухаммад ибн Джарир (223-311 / 838-923) —исламский историк и богослов, автор «Джами’ аль-байан фи тафсир аль-Кур’ан», одного из наиболее авторитетных толкований Корана.